PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Лемки со всего мира съехались в маленькую деревню на юге Польши | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Лемки со всего мира съехались в маленькую деревню на юге Польши

Вікна-Новини

Вiкна 22:00

60 лет назад их выгнали с родной земли, и теперь ежегодно
они возвращаются – навестить бывшую родину. Лемки со всего мира съехались в
маленькую деревню на юге Польши. Там уже в тридцатый раз проходит фестиваль
Лемковская Ватра.

Через место, где она когда-то родилась и выросла, теперь
ездят машины. Лемка Тереза ​​Кищак все же всматривается в знакомые пейзажи.

Однако единственное, что осталось от того, что помнит –
придорожный крест, который когда-то ее дед появился в саду. Даже на кладбище не
видит могил родных – все разрушено.

Ей было всего десять, когда их семью пришли выселять.

За непокорных взялись силой. Отца Терезы арестовали.

Тереза ​​Кищак,
лемка:

Посадили його в пивницю до води і він там три дні
був в пивниці, в воді. І зразу до нас прийшли два мужчини з такими дрючками, з
колами, запхали ті, коли за печі і порозвалювали нам печі.

Семью же выселили – аж в Донецкую область. Таких как они в
40-х годах с Лемковщины выгнали более 600 тысяч. С 44-го по 46-й – на советскую
Украину в рамках обмена населением между двумя государствами.

Евгений Мисило,
историк:

Уряд польський і радянський вирішили, очевидно,
під тиском Москви, щоб покінчити з національними проблемами, треба це населення
повернути в свої межі – в межі своїх держав.

В 47-м – уже на север Польши – во время операции «Висла».
Сейчас они снова собрались на родных землях – на фестиваль Лемковская Ватра. В
этом году он юбилейный, так как проходит уже тридцатый раз. Приезжают люди из
разных стран. Кроме Польши и Украины, еще и из Словакии, Сербии, Хорватии,
Канады и Соединенных Штатов. Среди них не только те, кого 60 лет назад грубо
выкинули из родных домов, а также их дети и внуки. Отсюда разъезжаются по
родным деревням. Большинство из которых, как и село госпожа Терезы, также стали
призраками.

В мертвых селах, где не осталось ни дома, теперь стоят вот
такие вот двери, как память обо всех, кто жил здесь когда-то.

На них – название и карта села, а также – информация о том,
что здесь произошло. Почему села, которые покинули украинцы, так и не заселили
поляки, объясняют историки.

Евгений Мисило,
историк:

Ніхто не передбачив, що ця територія дуже гарна
візуально і дуже цінна для тих людей, які тут жили, є чужою для тих, які мали
тут приїхати. Якщо приїжджали тут поселятися, то тільки щоб розібрати ці хати і
повернутись у свої.

Более того – хотели уничтожить даже упоминания о лемках в
этих краях. Так, по словам историка, после выселения украинцев, здесь сожгли
около 500 их церквей. То, что было сожжено – он восстанавливает. Правда, в меньшем
масштабе. Михаил Вархил, проживающего вблизи фестиваля, ежегодно привозит модели
лемковских церквей, большинство из которых уже не существует.

Михаил Вархил,
мастер:

Як маю фотографію, то роблю собі такий робочий
рисунок. І пізніше вже на підставі того рисунку витинаю матеріал і склеюю, і
йде.

То, что делает – не продает. А только показывает. Те, кому
церкви демонстрирует, на Ватре не только скорбят по прошлому. Здесь они общаются,
знакомятся и, конечно, поют лемковские песни вместе с коллективом под названием
«Лемковина».