PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Тысячи крымчан имеют дома, но по документам – бездомные

Вікна-Новини

Вiкна 22:00

Они не имеют права голосовать, лечиться, учиться и
пользоваться другими выгодами цивилизации. Потому что по бумагам бездомные.
Тысячи крымчан имеют, где жить, но не имеют об этом штампа в паспорте. Ведь
построили дома нелегально – на месте садов и огородов.

Четыре поколения под одной крышей. Прабабушка, бабушка,
мать, которая сейчас на работе, и двое ребят-полусирот.

Наталья Бадаева,
жительница садового общества:

Мы вообще не могли
содержать квартиру. Это очень большие деньги. Мы шли уже на все, потому что нам
нечего было кушать. Нам детей нечем было кормить.

Имели квартиру в столице автономии и продали. Потому как не
в состоянии были оплатить налоги. Купили этот дом на окраине, который на бумаге
является садом и огородом. Чтобы единственные мужчины в семье могли учиться и
получать медицинские услуги, зарегистрировали их в квартире знакомых. И платят
квартплату за чужой дом.

На себе же Наталья экономит и не регистрируется. Таких здесь
тысячи. Но точного количества бездомных с домами никто не считал. Госпожа
Лариса показывает паспорт. Весь в штампах. Уже несколько лет она регистрируется
в городском центре для бездомных.

Но недавно ей отказали. Из-за прошлогоднего постановления
Кабинета министров. Им правительство запретило более чем раз в год и сроком на
полгода обеспечивать бездомных формальным домом.

Юрий Иванов, директор
симферопольского центра защиты бездомных:

То бишь, человек может
раз в год прописаться на полгода. Потом подождать еще полгода и прийти заново.

Местные жители не получают почту. А карета «скорой», если и приезжает
на вызов, то блуждает в поисках дома несколько часов.

Абрикосовая, машиностроительная, розовая. Местные сами
подавали названия улицам, которых в действительности не существует. Вот это улица
медиков. Когда-то на этом участке сады и огороды получили люди в белых халатах.

К бездомным из Каменки врачи домой не ходят. Даже к
новорожденным.

Лымарь Байчикова,
жительница садового общества:

Я звонила в
поликлиники местные, нам сказали: не придем, что хотите, делайте. Вы к нам не
относитесь.

Обязательные прививки для трехмесячной Айсель только за
живые деньги.

Всего восемь тысяч участков, преимущественно не дачных. Уже
несколько лет люди просят власти на всех уровнях зарегистрировать их в их
домах. Потому что пока официально они здесь не живут, а лишь черешни и яблоки
выращивают. Местные власти и не против, но ширина улиц не позволяет.

Виктор Агеев,
симферопольский городской глава:

Но чтобы сделать их
жилыми для постоянного проживания расширение улиц, коммуникации необходимо
проводить. Сегодня там улицы до трех метров. Необходимо расширять. Тоже сложный
вопрос. Значит, некоторые участки надо будет убирать.

Местные против не то, что участок потерять, а забор
подвинуть. Активистка Светлана предлагает не урезать, а одностороннее движение устроить.

Светлана Зароченцева,
член правления садово-огородного товарищества:

Желание было бы. У нас
очень много проездов, переездов возможных, встречное сделать. Направить по
одной улице в одну сторону. Можно все сделать. Есть у нас масса узких улиц в
городе и как-то они существуют, и разрешается транспорт. И все в порядке.

Сделать бездомных дачниками с регистрацией и почтовый адрес
может Верховная Рада. Сейчас именно из-за бездомных из Каменки в парламентских
комитетах на рассмотрении законопроект. Он должен позволить регистрироваться на
дачах. Впрочем, прописать людей в их садах до парламентских выборов успеют вряд
ли.

Права голоса люди тоже лишены. Госпожа Лариса не может ждать
так как она по паспорту бездомная, а голосовать хочет уже этой осенью.

Лариса Воловик,
жительница садового общества:

Я хочу быть настоящим
гражданином Украины. А у меня это не получается. Я никто и ничто.