PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Больные артритом дети под столичной мэрией просили о помощи

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Они мечтают выздороветь и
пойти в школу. Детки, больные ревматоидным артритом, просят у столичных
чиновников денег на новейшие препараты. Потому что обычное лечение им
не помогает. Чиновники уже обещали выделить деньги. Но воз и ныне
там.

Коле пять. Он болеет
ювенильным ревматоидным артритом. Почти с рождения его суставы
воспалены и очень болят.

Светлана
Тихон, мама Николая:

Хочет как все
бегать, прыгать, а не получается.

С семимесячного возраста
мальчик на гормонах и антидепрессантах. Сам еще полгода назад не мог
ходить от боли. Тогда мама Светлана попробовала новое лекарство.
Иммунобиологическое.

Светлана
Тихон, мама Николая:


Последние
полгода он вообще не болел вирусными, и суставы не болели. Для нас это
было чудо.

Одна доза новых медикаментов в
месяц стоит 14 тысяч гривен. Таких денег у семьи нет. Для таких, как
Коля, столичные чиновники обещали два миллиона гривен в год из бюджета.
Однако до сих пор не дали.

Татьяна
Барлас, член инициативной группы ГО «Радость
движения»:

Київрада рішення прийняла, ми почали відраховувати дні до того,
щоб дітей лікувати, а потім нам кажуть: «Грошей нема, може, наступного
року будуть».

Эти медикаменты — не панацея,
говорят родители. У них множество побочных эффектов, но по крайней мере
они помогают тем, кого не спасает традиционная терапия. Без этого
лекарства дети постепенно превращаются в инвалидов. Леся на себе
почувствовала, как это.

Леся
Гейченко, пациентка:


Больной без
лечения оказывается прикованным к кровати, он не может двигаться, ему
сложно иногда открыть рот, потому что челюстные суставы — это тоже
суставы.

Денег на современную терапию
дети пошли просить к городской администрации. На ступенях выложили
рюкзаки с надписью «Мы хотим в школу». Это те, чьим родителям последние
несколько лет помогали благотворители. Поэтому сейчас они
бегают.

Женя в свои шесть о
ревматоидном артрите знает все. Новые лекарства ему помогают. Но в
садик малыш все равно не ходит.

В местном Управлении
здравоохранения подсчитали: деток с ревматоидным артритом в столице
почти две сотни. Тех, кому вообще не помогает обычная терапия, 12.
Впрочем, денег нет и на них.

Елена
Шевченко, начальник Управления материнства и детства ГУ
КГГА:

У
зв’язку з тим, що бюджет потребує більше мільярда… Це гроші, які не
дійшли, бо першочергово 108 мільйонів, які виділені на охорону здоров’я
пішли на пацієнтів діабетиків, гімофіліків, які без них не можуть.
Живих грошей не було — вони є на папері.

Родителям чиновники пообещали
просить денег на современные иммунобиологические препараты в сентябре,
когда местные депутаты придут на очередную сессию.