PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Днепропетровске девушку изнасиловали и хотели сжечь

Вікна-Новини

Вiкна 22:00

Оксана Макар, дубль два. В Днепропетровске девушка заявила,
что ее изнасиловали и чуть не убили двое мужчин. Более того, ее, как и Оксану
Макар, пытались сжечь. Жизнью обязана случайной прохожей. Мужчины, на которых
показывает девушка, до сих пор на свободе.

11 августа 20-летняя днепропетровчанка Юлия гуляла с
подругой и ее парнем. Когда решила пойти домой, за ней привязались двое парней.
Предложили вместе отдохнуть. Но когда услышали отказ, набросились.

Юлия, пострадавшая:

Они заломали мне руки,
забрали очки, а так как у меня сильная близорукость, я без очков почти ничего
не вижу, затянули меня в посадку, издевались. Они вдвоем меня насиловали. Они
угрожали меня убить, если я так не дамся. Я не далась, и они начали меня душить.

Девушка несколько раз падала в обморок. Когда очнулась –
вокруг горели кусты. И снова потеряла сознание. Юлия говорит, что сгорела бы,
если бы не случайная прохожая.

Юлия, пострадавшая:

Меня женщина приводила
в чувство. Когда я открыла глаза, то почувствовала сильный запах дыма. Она
сказала мне: «Девушка, посадка горит, давайте я вас выведу. Потому что я была
без очков и сама просто не вышла бы.

Юлия говорит, что из-за боли с трудом добралась домой. Когда
смогла ходить, пошла в Бабушкинский райотдел милиции. Правоохранители долго не
решались дать официальный документ для осмотра экспертами. Дело сдвинулось с
места только тогда, когда вмешалась сестра Юлии. Она специалист по
информационной безопасности.

Лина Курдаченко,
сестра пострадавшей:

Несмотря на то, что
ей, наконец, дали на третий день после того, как обратилась в органы,
направление на это освидетельствование, она ждала 15 августа более 5 часов,
пока у нее возьмут эти анализы.

Лина удивляется, почему в милиции так неохотно отреагировали
на обращение сестры, ведь видно, что девушке плохо.

Лина Курдаченко,
сестра пострадавшей:

Она с трудом
передвигала ногами, т.е. явно было видно, что там по женскому очень-очень больно
человеку.

Вскоре Юлии сообщили, что насильники задержаны, и вскоре она
увидела их на свободе. Те предлагали 5 тысяч гривен за молчание. А их адвокат
сказал, что иначе он вообще ничего не получит.

Юлия, пострадавшая:

Сказал, что они милиции
деньги дали и все. У меня практически шансов нет.

За несколько дней Юлию сообщили в милиции, в возбуждении
уголовного дела об изнасиловании отказано из-за отсутствия доказательств.

Юлия, пострадавшая:

Врачи сказали, что
видны следы изнасилования, ссадины и синяки небольшие.

Не помогла даже прокуратура, куда пришлось обращаться
дважды, там тоже не сразу зарегистрировали обращение потерпевшей. В милиции
говорят, что нарушений в своих действиях не видят.

Ринат Мамедов,
заместитель руководителя Бабушкинского РОВД г. Днепропетровска:

Что нам дала
экспертиза, что каких-либо телесных повреждений, связанных с ожогами, с
избиением на теле у нее нет. Есть повреждения, полученные при совершении
полового акта.

Когда делом Юлии Курденко заинтересовались журналисты, ее
снова вызвали к следователю. За один день Юлию признали потерпевшей, провели
очные ставки, возбудили уголовное дело. Подозреваемые до сих пор на свободе.