PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Пока в Афинах бастуют, северные греки одевают на зиму весь мир | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Пока в Афинах бастуют, северные греки одевают на зиму весь мир

Вікна-Новини

Вiкна 22:00

Афины снова в забастовках – там против государственной политики маршем прошли даже дети и инвалиды.
Но пока столица бастует, работа кипит на севере – в городке Кастории. Там с утра до ночи шьют шубы. Ведь за дешевым мехом сюда едут отовсюду.

Роман еще год назад работал в отеле на юге. В разгар кризиса
устроился сюда на одну из тысяч местных шубных фабрик.

Роман Музенидис,
скорняк:

Здесь в городе десять
тысяч жителей и нет в городе в семье человека, который не занимается мехом.

Роман показывает «Вiкнам», что они делают с купленными на
аукционе шкурками.

Затем их сортируют, сшивают и стирают.

Местные еще с детства учатся различать качество меха по цвету.

Роман Музенидис,
скорняк:

Метровка – около 20,23
шкурок, самцов, потому что играют самцы цветом, есть и самочки – они дороже,
девочки – они всегда дороже, я вам могу сказать.

С начала кризиса у местных портных продлился рабочий день.
Чтобы сделать больше меха, сшивают не так, как другие европейские мастера.

Фумаса Келепурис,
скорняк:

Збираю щетинки пальчиками, а не голкою, як це
роблять італійці чи німці. Головне, щоб вони не виглядали з середини, і ця
маленька шкірка стає довшою, з неї буде ось такий англійський комір.

Роман показывает различные части соболиной кожуры. И его не
волнует, что скажут защитники животных.

Роман Музенидис,
скорняк:

Это передние лапки,
они дорогие, потому что у них очень красивый рисунок, есть и хвостики – из них
тоже создают полотно, а самый практичный и дешевый мех – это лобики, они
носятся очень долго.

Рядом рабочие перекусывают пиццей прямо на рабочем месте,
времени на сиесту нет. Туристы как раз утепляются на зиму.

Ольга переехала в Грецию из Крыма. С десяток лет жила в Афинах.
Имела свою мастерскую по пошиву платьев. Но когда в столице стало неспокойно, с
мужем переехали на север. За работу с мехом получает в среднем четыре евро в
час.

Ольга Мутесиди,
скорняк:

Власти пытаются выжать
все из людей, как и везде
, не только в Греции.
Отрезали от пенсии мужа, сейчас опять хотят, когда рассчитывал на одни деньги
,
а получил другие
конечно, сжимаешься, больше
работаешь.

Госпожа Ольга сих пор не приобрела шубы собственного
производства.

Ольга Мутесиди, скорняк:

У меня была из кусочков,
и я подарила её маме, потому что мама захотела шубу. Мне не нужно, вообще-то
некуда её и носить, мы целый день на роботе.

Как и большинство местных греков не имеет одежки из меха и
владелец этой фабрики. Потому что зимы в Греции не суровые.

Это господин Попандополос на глазах туристов тестирует
качество местных шуб. Обещает, украинскую зиму они выдержат.