Родители обратились к экстрасенсам, чтобы оправдать мертвого сына

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Они хотят выкопать из
могилы тело своего сына
, чтобы доказать, что он не убийца и не самоубийца. На Сумщине родители
бьются за правду. Против них прокуратура. Помогать семье взялись экстрасенсы.

Ежемесячно,
27-го числа они приходят к сыну на могилу.
Он погиб именно в этот день.

Собирался
жениться, даже купил свадебные туфли. В них и похоронили. Это было более двух
лет назад, а на могиле только крест, фотография и цветы. Родители требуют
эксгумации. Могилу раскопали, сына подняли. И выяснили правду.

Светлана
Бринько, мать:

Не ставимо
памятник. А ждем поки завершиться все діло. І сина ми чесне ім’я обмиємо, і
доведемо, що він не вбивця.

Максим работал в
милиции, в день гибели был на службе, с напарником следил за порядком на
железнодорожной станции Шостка. По версии прокуратуры, Максим играл с оружием,
случайно убил напарника. А потом и себя. Других догадок нет.

Владимир Рудянчук, адвокат:

На той час в справі не було навіть даних
судоовомедичних досліджень трупів. Воно проводилось 29 листопада. А 28 прокурор
як оракул видає нам вже всі данні справи.

Прокуратура
считает — дело надо закрывать, подозреваемый мертв. Родители требуют правды.
Пусть и нестандартными методами.

Они стали
первыми героями нового проекта СТБ «Следствие ведут экстрасенсы». Два
победителя «Битвы экстрасенсов» отправились к родителям. Проехались в
электричке, которой в последний раз на работу направлялись ребята.

Экстрасенсы:

Я відчуваю, що Семен розповів Максимові
про якусь зустріч. Будет разговор, енергетика переживання… Так Олена я відчуваю
те саме. Тут якісь чорні справи…

На вокзале, где
дежурил сын, родителям сказали больше.

Экстрасенсы:

Здесь я чувствую Максима… Схоже тут він
розмовляв з якимось людьми. Двома людьми…

Возле
дома, где нашли тела — экстрасенсы выложили все карты.

Экстрасенсы:

На этом месте убитые люди и убитые не
друг другом. Это пов’язано з криміналом, наркотики, зброя… Я бачу пістолет на
Семена. Максим не видержує, дістає оружие и зловмисники теж не видержують і
відкривають вистріли.


Владимир Рудянчук,
адвокат:

Це з відчаю все робиться. Якщо б
працювали, як треба правоохоронні органи, люди б не бігали по екстрасенсам і
оракулам. А шукали правди в міліції.

После
программы на СТБ прошло две недели. Родителей засыпали письмами.

Светлана Бринько, мать:

Я ніколи не думала, що стільки людей
відгукнуться на передачі. Звонили на мобільний телефон. Давали нам силу якої не
хватає. Щоб нам дальше йти, а ми будемо йти, добиватися.

На стене записи про
даты судов. В бывшей комнате Максима отец устроил кабинет. Здесь готовится к
заседаниям. Он всю жизнь работал в милиции, выезжал на убийства. И не поймет,
как коллеги могли не увидеть десятки несовпадений.

Анатолий
Бринько, отец:

У него на фотографиях
правая сторона вся в серой грязи. Здесь порыв буквой Т, пагон оборванный,
правый бок тоже серый. Они находились на газоне, там чернозем и зеленая трава,
откуда серый? Их убили в другом месте.


Приходит
соседка — она
​​тоже готова свидетельствовать.
Была на похоронах. Вспоминает — не могли закрыть гроб, у Максима была вывернута
нога.

Соседка:

З той сторони синяк був і губи розбиті.
Одразу видно, що дитина побита. Я ще говорю, Света, а чого так нога стирчить,
поправте його. Не поправляється та нога…

Если перед смертью
Максима избили — версия самоубийства отпадет. Впрочем, прокуратура говорит —
нет оснований для эксгумации.

Геннадий Снида, старший прокурор
прокуратуры Сумской области:

Слідчий прийняв рішення, відмовив.
Оскільки нема підстав… Ну як, п’ятдесят людей бачили нога зламана, гроб не
можуть закрити, руки заламані, щелепа вибита… Оскільки по справі було проведено
судово-медичне дослідження і не було знайдено тілесних ушкоджень.

На сорок
дней после смерти сына произошло чудо, говорят родители. На его фотографиях
появилось пятно, которого раньше не было.

Экстрасенс Хаял так объясняет: «Он никак не может мне рассказать, мамка, я чист, я не убийца, ангел
показывает нам».