PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
Украинцы встали в очередь за жизнью — осаждают аптеки | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Украинцы встали в очередь за жизнью — осаждают аптеки

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Украинцы осаждают
аптеки. Народ массово запасается лекарствами на месяцы вперед. Из-за нового закона
уже с 1-го марта с аптечных полок может исчезнуть куча импортных препаратов.
Возмущенные граждане вышли на улицы с акцией, которую назвали «Очередь за жизнью».

Очередь за
жизнью — километровая давка перед аптекой в
​​столичном
центре города. Все люди митингуют, скандируют ради таких, как Максим.

На любимом инструменте ему позволили сыграть лишь
на камеру. Последние 3 года от кларнета, так же, как и от футб
ола, школы и даже обычной прогулки
на улице, мальчику пришлось отказаться. В свои 10 лет он слег в больницу.

Его
костный мозг не вырабатывает клеток крови. Это смертельно. Единственная
терапия, которую могут предоставить наши медики — поддерживать Максима иностранными
лекарствами. И надеяться на чудо, что организм сам вылечится. Чудо вот-вот
начало сбываться — Максиму стало лучше, его выписали из больницы, но — чтобы
победить болезнь — нужен еще курс.

Светлана
Клименко, мать Максима:

Я тоді боюся навіть що сказати, бо
питання не стоїть не приймати. Якщо його перестати приймати, то знову піде
відторження і буде те ж саме. Це просто табу — його не приймати. На даний час
ми думаємо просто запастися ним — на місяць, на два, на три.

Однако
лекарств может не быть. Еще в июле Верховная рада проголосовала за кабминовский
закон о лицензировании импорта лекарственных средств. Согласно ему — теперь все
препараты, которые ввозят, нужно лицензировать. В пояснительной записке
законодатели написали:

«Імпортер
лікарських засобів повинен мати уповноваженого представника або іншу юридичну
особу, яка би повністю несла адміністративну та кримінальну відповідальність
згідно з національним законодавством. Уповноважена особа імпортера гарантує, що
лікарський засіб якісний, безпечний і ефективний та повністю відповідає вимогам
реєстраційного досьє».

Как
приняли закон, чесать затылки начали в Минздраве. И объясняют — никакого
механизма, как реализовать закон на практике, пока еще не придумали. Существует
множество формальных неточностей. Одно из самых спорных — чтобы получить
лицензию, нужно, чтобы производитель продукции был резидентом Украины. Иначе
говоря, чтобы здесь хотя бы частично располагались производственные мощности
предприятия.

Ольга Баула, советник министра
здравоохранения:

Україна звичайно дуже гарна країна, але
щоб у всіх виникло бажання прийти сюди і стати резидентом України — це
виробники зі Швейцарії, Німеччини, Великої Британії. Вони прийшли сюди і стали
резидентами України — це іноземні компанії, німецькі британські — це неможливо.


Под угрозой исчезновения в Украине не только иностранные лекарства. Большинство
украинских произведено из импортного сырья, оно также подлежит лицензированию.

В главном
профильном министерстве не могут уяснить, если лекарства и так проходят три
круга проверки, зачем четвертый?

На этой
пресс-конференции собрались и сторонники, и противники нового закона.
Сторонники апеллируют — лекарства не исчезнут, поскольку получить лицензию
будет просто.

Алексей Соловьев, председатель
государственной службы Украины по лекарственным средствам:


С первого марта лицензию можно получить исключительно на
основани
и обычного заявления.

Противники
констатируют — даже если лицензия будет, цена на лекарства вырастет вдвое.
Глава государственной службы по лекарственным средствам идет ва-банк.

Алексей Соловьев, председатель
государственной службы Украины по лекарственным средствам:


Если лицензирование импорта
приведет к подорожани
ю лекарственных средств, то я покину свой пост.

Пока одни
с другими спорят, очередь за жизнью от столичной аптеки двинулась к
администрации президента. Здесь они отдали свою ноту протеста местной охране.
Ноту протеста, воплощенную в проект изменений в уже принятый закон, подало и
Министерство здравоохранения на рассмотрение в Верховную Раду. В нем предлагают
отсрочить этап лицензирования, чтобы прийти к пониманию — какое оно должно
быть. Но до сих пор Верховная рада так и не заработала.