В США появился Рембо, убивающий бывших коллег-полицейских

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Бывший
полицейский, ветеран войны в Ираке и Афганистане, уже неделю терроризирует
юго-запад США. Он убил уже четырех человек. На него охотятся тысячи полицейских
и солдат. Однако человек, которого уже окрестили Современным Рембо — каждый раз
на шаг впереди бывших коллег.

Американские
копы напали на след Христофера Дорнера, когда он захватил двух заложниц и
похитил авто. Операцию по перехвату все ведущие американские телеканалы
транслировали вживую, прервав ради этого выступление Президента Обамы. Дорнер
забаррикадировался в деревянной хижине.

Эндрю Смит, представитель полиции Лос-Анджелеса:

Вся полиция Лос-Анджелеса уже несколько дней не спит. Самый лучший выход для
всех, чтобы он вышел с поднятыми руками и дал надеть на себя наручники.

Злоумышленника пытались выкурить дымовыми шашками и слезоточивым газом. Однако
он подстрелил еще двух полицейских. Когда дом занялась, внутри раздался
выстрел. Репортеры и полицейские боссы поспешили заявить, что Дорнер покончил с
собой. Но тела внутри не нашли.

Войну
бывшим однослуживцам Христофер Дорнер объявил потому, что четыре года назад его
выставили из полиции. Он докладывал руководству о случаях коррупции и издевательства
над арестантами. Не тут-то было — его самого уволили за клевету.

Эндрю Смит, представитель полиции Лос-Анджелеса:

Он обнародовал перечень офицеров, которым решил мстить.
Это 5 десятков душ. Мы круглосуточно охраняем их и их семьи.

Первый удар
мститель нанес капитану, который подписал приказ о его увольнении. Убил его
дочь и ее жениха.

Бывший
пехотинец, ветеран Ирака и Афганистана, ускользнул от полиции уже четвертый раз
за неделю. Его окрестили современным Рембо. Как и известный киногерой, Дорнер
каждый раз ускользает из рук многочисленных преследователей и убивает
полицейских одного за другим.

Мотивы
своей войны отставной правоохранитель объясняет в манифесте, который выложил в
Интернете.

Христофер Дорн ер, бывший полицейский:

Я вынужден прибегнуть ко злу,
чтобы преодолеть еще большее зло. Сделать это другими методами я не смог. Все,
кто знает меня лично, понимают, что к таким действиям меня могли принудить
только чрезвычайные обстоятельства.

После
обнародования манифеста американцы стали относиться к Дорнеру если не с
сочувствием, то хотя бы с пониманием. По крайней мере, пока никто на миллион
долларов, обещанных за помощь в поимке кровавого мстителя, не соблазнился.