PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Крыму женщина охраняла границу, а теперь ее выселяют с дочкой

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Она охраняла
государственную границу у государственных дач. Но когда уволилась в запас,
стала ненужной, и с дочкой может со дня на день оказаться на улице. Ведь
территорию с казармой отдали сельсовету.

Евгения
Мотрич, журналистка:

Ще рік тому
тут була прикордонна застава, тепер масштабне будівництво. Військові віддали цю
ділянку на південному березі Чорного моря місцевій владі, але забули згадати
про людей, яких колись вселили в тутешню казарму.

Чтобы
пройти к дому, в котором прожила почти 3 года, Лиля каждый раз регистрируется у
охранника. На дверях в казарму женщина повесила табличку с контактами. Если
здание вдруг будут разбирать, а ее не будет дома.

Лилия Глухова, бывшая младшая инспектор пограничной службы:

Вот в таких условиях я здесь проживаю со своей семилетней
дочерью Дашенькой, без света, без воды. Градусника у меня нет, но ночью спим одетые
в бушлате, армия научила выживать и в холоде, и в голоде. Я
то могу терпеть, но
для ребенка это невыносимо.

Это
7-летняя Даша, еще неделю назад она ходила домой по строительной площадке.
Сейчас в больнице с ветряной оспой, а условий для лечения в доме нет.

Дарья
Глухова, дочь Лилии Глуховой:

Вот попугаи замерзают, котик глазки простудил, мы не
знаем, как дальше жить с мамой без электричества очень плохо жить, очень
холодно.

Почти 4
года назад Лилю взяли служить по контракту в Ялтинский пограничный отряд.
Вселили вместе с семьей в эту квартиру. Подписали договор аренды жилья. Однако
год назад Крымское правительство приняло — передать имущество залога в
собственность местной общине.

Лилия Глухова, бывшая младшая инспектор пограничной службы:

Нам говорили, что нужно собираться, и когда будут
передавать поселку территорию то нам дадут другое жилье. Нас тут было несколько
семей, все с малолетними детками, правдами не правдами их от сюда повыселяли,
попереводили, кого то понизили в должности, скажем так выгнали.

Здания, где жили
семьи, в бумагах указаны как нежилые. Поэтому почти сразу после того, как
военные уехали, тем, кто остался, выключили свет и воду. За год переписки со
всеми возможными органами власти женщина собрала целую кучу отписок. Пока она
писала, ее дом начали подпирать застройщики. Женщина показывает территорию, где
раньше был склад, по документам он принадлежит местной общине и до сих пор
стоит. Местные строители не говорят, что и для кого строят. И ведут себя
по-хозяйски.

Чиновники
из сельсовета разводят руками. Мол, им передали нежилые помещения, о жителях не
сообщили. И жилья у них лишнего нет. И со светом они помочь не могут.

Борис Дударь, руководитель дел Симеизского поселкового
совета:

Гражданка Глухова у нас на квартирном
учёте не состоит, гражданку Глухову вселяли военные, в казарму на основании
этого соглашения.

Лилия Глухова, бывшая младшая
инспектор пограничной службы
:

Вселили законно всей семьей, а
выселить хотят не законно и что мне делать? Мне негде жить, мне просто некуда
идти.

Борис Дударь, руководитель дел
Симеизского поселкового совета:

Вопрос о выселении вас не стоит, мы вам мы в суд не
обращаемся не требуем освободить наше коммунальное имущество.

Местные же чиновники
пообещали не выселять женщину с малолетним ребенком на улицу. Говорят, будут писать
и далее в пограничную службу. Но там «
Вікнам» сообщили, что ничем помочь не
могут. Ибо не регистрировали гражданку Глухову в казарме.

Андрей Базан, помощник руководителя
Азово-Черноморского управления Госпогранслужбы Украины:

Хоча їй раз з іншими теж було
запропоновано житло в інших військових містечках, інші військові погодились,
скарг не надходило, вона ж відмовилась, вона порвала зв’язки з нашим
відомством, сьогодні питання не стоїть про надання їх житла.

Пока пограничники
и гражданские чиновники перекладывают ответственность друг на друга, а новые
арендаторы устраивают чье-то элитное жилье на берегу моря. Маленькая Даша
вспоминает, как раньше жилось на залоге.

Дарья Глухова, дочь Лилии Глуховой:

Тут было очень много детей: Вадим,
Лиза, Рада.