PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
На Хмельнитчине «Вікна» нашли село, где процветает СССР | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Хмельнитчине «Вікна» нашли село, где процветает СССР

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Они хорошо
зарабатывают, берут кредиты без процентов, делают дорогие ремонты… а работают
в колхозе! «
Вікна» нашли село на Хмельнитчине, где СССР еще не развалился.

В этом
селе огромные деньги получают не дантисты, программисты или юристы. Лучшая
доярка Ольга подбирает за коровой и признает: «Это элитная работа. Мы зарабатываем 3 и до 4-х тысяч гривен».

Такие
зарплаты здесь у всех. Коллега Ольги Татьяна рассказывает, какой она роскошный
ремонт сделала дома. На 60 тысяч гривен потянул. Денег, которых не хватало,
взяла в беспроцентный кредит за день. Без справок и бумажной писанины, но не в
банке, здесь они не в почете, а у сельского колхоза.

Там, где
сверкает опрятный Ленин, а рядом — план заготовок на год, стоит важнейшее
здание этого села — колхоз ордена Ленина.


Борис
Сачалко, журналист:

Тут навіть пахне як в радянському союзі.
Це приміщення останнього в Україні справжнього колгоспу. Тут навіть ремонт
робили такий, аби не порушувати оцю радянську автентику. І якщо Ленін хотів
створити комунізм в окремій країні, місцеві ідеологи створили комунізм в
конкретному селі.

Впрочем,
местного идеолога в конторе — так называют здесь офис колхоза, не было. Михаил
хозяйским глазом осматривает тракторный стан, где из патриотизма исключительно
украинская техника и рассказывает, когда развалился союз, крестьяне долго
думали, как дальше жить. В село даже частные фермеры приходили и деньгами за
аренду земли заманивали, но народ не согласился.

Теперь
здесь ни одного частного хозяйства. Есть колхозный тракторный стан, несколько
гектаров полей, коровник, и еще здесь выпекают собственный хлеб. Здесь народ
работает круглый год. Но на средства местного колхоза живут не только его
работники.

 А это —
идеологическая основа села. Огромный музей о советской эпохе. Удерживают за
деньги колхоза. А посреди музея — огромная картина Татьяны Яблонской «Хлеб».

Александр Руденький, летавский сельский голова:

Мені навіть страшно подумати, якби у нас
не було цього господарства. Ми можемо бачити сусідні села навколо, все
порозвалювалося. А у нас ви бачите зранку люди виходять всі на роботу.

Михаил Шаповал, председатель колхоза:

Я доказую, протилежне від того що
колгоспи — це тюрма для селян. Ні… Це спосіб життя на сьогодні. Це було
збудоване і рушити його не можна.

Как жилось в
советском союзе, доярка Ольга не помнит, потому что тогда малой была. Но на
вопрос, хотела ли бы, чтобы сейчас настали те времена, уверенно отвечает
: «Я би хотіла. Зараз є все. Ми можемо все
собі дозволити купити».