PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Франковчанин поехал в Россию заработать денег, а вернулся в коме

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Уехал на заработки, а
вернулся в коме. Мужчина из Прикарпатья отправился в далекий Уренгой —
заработать денег на жилье для семьи. Там на него напали бандиты и избили так,
что живого места не осталось. Человек месяц пролежал без сознания в местной
больнице. А родственники все это время пытались доставить тяжелобольного домой.
И вот. Этот день настал. «
Вікна» были рядом.

Восемь
утра. Машина скорой въезжает во Франковск. Путь продолжительностью 40 бессонных
ночей семья Пелехович преодолела. В машине, которую встречаем, 31-летний
мужчина. Рядом с ним — мать и врач.

Вадим
Игнатовский, врач-реаниматолог скорой помощи:

Не довелося включати апарат ШВЛ, хворий
забезпечує себе сам киснем, проводилося харчування черех зонд, у хворого
проблеми з ковтанням внаслідок черепно-мозкової травми.

Олег
Пелехович, женат, имеет сына. В браке Олег 13 лет. Мечтал заработать денег на
собственное жилье. Освоил немало профессий. Однако надлежащей суммы заработать
не удалось. Друзья посоветовали ехать в Россию. И только устроился там на
работу, как произошла трагедия. На мужчину напали грабители. В больницу Уренгоя
был доставлен в бессознательном состоянии, а затем он впал в кому.

Людмила Пелехович, жена пострадавшего работника:

Подзвонили, сказали, що чоловік в реанімації в комі. Наступного дня я до нього
поїхала.

Александра
Пелехович, мать:

Пішли пиво пити, син случаймо зачепив
стілець, сказали, пішли поговоримо, вдарили по голові бутилкою, їх було 5 чи 7,
аж доки наші хлопці не виважили двері.

О том,
что произошло с Олегом, семье сообщили лишь через неделю после нападения. Сразу
возникла морока, как вернуть его домой.

Николай Олийничук, первый заместитель
директора департамента здравоохранения Ивано-Франковской ОГА:

Мав легалізацію, але на той час не встиг
отримати медичну страховку.

Расстояние
от Уренгоя до Ивано-Франковска — более 5 тысяч км. Домой Олега везли 4 суток
поездом в Харьков. И 18 часов в родной город реанимобилем.

Сейчас в
областной больнице мужчину снова будут обследовать. Но никаких прогнозов, что
выздоровеет, врачи не дают. Ведь он больше месяца – без сознания.

Юрий Ткачук, врач Ивано-Франковской областной больницы:

Нереально зробити прогнози. Хворий
недоступний к продуктивному контакту. Він хаотично рухається, відкриває очі,
сказати, що це є кома, ми не можемо, це синдром малої свідомості.

Чиновники
говорят, такие случаи трагического заработка не редкость. Государственных
программ на лечение и транспортировку граждан, находящихся за рубежом и оказавшихся
в затруднительном положении, не существует.

Сейчас на
заработках за границей примерно 5 миллионов украинцев. Почти миллион — в
России. Врачи рассказывают, что заробитчан в таком тяжелом состоянии только во
Франковск привозят раз в три месяца. А бывает — домой люди вообще возвращаются
в гробах.