PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
Экстрасенсы выяснили, что мать не убивала сына за курение | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Экстрасенсы выяснили, что мать не убивала сына за курение

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Мать увидела, что сын
курит и перерезала ему горло. Это — милицейская версия резонансного убийства,
произошедшего на Черкасщине. Последние два года женщина провела в СИЗО. Неделю
назад ее выпустили. После программы «Следствие ведут экстрасенсы» на канале СТБ.

Людмила
возвращается в Черкассы. Именно здесь она узнала, что такое ужас. Два года в
СИЗО. Обвинение в убийстве собственного сына. Неделю назад ее выпустили. И вот
снова вызвали к следователю.

Татьяна Олександрук, мать убитого:

То я раньше боялася. Вже нема у мене того
страха, як тоді був. Коли мене лякали. Запугували.

Встретилась
с адвокатом. Шагают в следственный отдел. На тяжелой разговор.

Трагедия
произошла в 2006-м. Татьяна с сыном жили в селе на Черкасчине. 15-летнему
Артему возле дома перерезали горло. Тело нашла мать.

Леонид
познакомились с Татьяной через полгода после убийства.

Леонид Олександрук, муж Татьяны:

Очень тяжело было, она никакая, худа была. Еле ходила. Тогда я думал ей лет шестьдесят про сына очень
часто.
И плакала ночами. Я думал, она на себя руки наложит.

Они
поженились, Татьяна начала возвращаться к жизни. Но три года назад исчезла из
дома. Мужчине сообщили, жена в Черкассах раскаивается в убийстве.

Леонид Олександрук, муж Татьяны:

Она явилась с явкой с повинной. Документы дома, деньги дома, раздетая. Явка с
повинной. Это
ббред полный. Она мне потом сказала, что возвращалась с магазина, ее как собаку
забрали. Руки держали
, пока не выйдет из дома.

Женщина
призналась, что увидела, как сын курит, и решила наказать. Ржавым ножом по
горлу. Другого орудия убийства не нашли. Татьяна теперь утверждает, что ей двое
суток не давали спать. Требовали подписать признание. Она сдалась. И на два
года попала в СИЗО. «
Вікна» обратились за комментариями в следственное управление —
категорический отказ. Для следствия.

Женщины
возвращаются с допроса. Татьяна остается подозреваемой, под домашним арестом.
Но адвокат уверена — женщину оправдают.

Анна Евтушенко, адвокат:

Позиція прокуратури та слідчого, що вона
дійсно не винувата. Вони будуть працювати і шукати злочинця.

Адвокат говорит, что
милиция 4 года не могла ничего сделать с делом, поэтому выбрали простой
вариант: мать нашла, она и убила.

Анна
предлагает другую версию. Ее дали герои проекта СТБ «Следствие ведут
экстрасенсы». 7-го марта, в день, когда Татьяну выпустили из СИЗО, экстрасенсы
рассказали об Александре. Вторая убитого, который торговал наркотиками.

Экстрасенсы:

Вот он подбегает, они начинают, он начинает нападать. И
режущее, как сечет, по рукам, тот защищается. Простите меня, но его наказали за
наркотики. Его наказали те, кто хотели продавать это без конкуренции. Он влез
на чужую территорию, его предупреждали, к нему приезжали.

В комнате с Артемкою жил парень, Александр, да, Александр. Ну, он ему угрожал, он,
Александр, угрожал — я тебя убью
.

У меня ощущение, что этот человек сейчас либо мертв, либо сидит в
тюрьме. Ну, по крайней

мере,
он уже наказан.

Адвокат
выяснила, что экстрасенсы правы. Александр действительно существовал. Через год
после преступления он за убийство женщины попал в тюрьму. И поведал
сокамерникам, что убил Татьяниного сына. Впрочем, его уже не осудить.

Татьяна Олександрук, мать убитого:

Він десь у тюрмі помер. Може і покарання.
Може це за те, що він зробив з людьми.

Татьяна Олександрук, мать убитого:

Жити.
Хочеться жити. Мені легше, що вся Україна бачить мене. Знає, шо я не винна.

Татьяна с
мужем, который прошел с ней через ад, едет в Одессу. Там у них квартира, новая
жизнь. Впрочем, в Черкассы еще придется возвращаться. На допросы. Но уже без
страха.