PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
За 40 лет скульптор создал более 1000 изделий советского фарфора | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

За 40 лет скульптор создал более 1000 изделий советского фарфора

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Украина без фарфора.
150 лет тому назад о мастерстве украинских изделий говорили далеко за рубежом.
А сегодня из десятка керамических заводов, которые есть в Украине,
художественный фарфор не делает ни один. Однако мастера массово подделывают
советскую.  

Он сам
лепит, сам формирует, сам выливает, а затем горячими из печи вытягивает. Ему
87. За сорок лет на разных заводах Владислав Щербина создал
более 1000 скульптур — весомой
наработки того, что называют «советский фарфор».

Владислав
Щербина, художник, скульптор малых форм:

«Земля крестьянам» —
собственно говоря. С такой штукой я сам ходил, знаю, как мерять
. Работы, которые я
делал искренне, их не тиражировали.

Фарфоровые статуэтки
Щербины 50-70-х годов — объект охоты многочисленных собирателей. Здесь цены
достигают от 300 долларов за тиражное изделие до десятков тысяч за
лимитированные творения. За супругов крестьян «Из семейного альбома» на
антикварном рынке просят близко 2-х тысяч долларов.

Потребности
коллекционеров удовлетворяют поддельники. Вот колоритную пару «Около колодца» —
подделывают чаще всего. Недавно на рынок выпустили еще два хита скульптора
«Тачанка» и «Красный плугарь». Щербина не обижается, но вздыхает: копировать
нужно же искусно.

Владислав
Щербина, художник, скульптор малых форм:

Он снял форму и решил посадить на один пьедестал,
во-первых, меньше, во-вторых, нарушил все. Даже не сумел пулемет, как следует
, сделать.

«Вікна» отправились на антикварные столичные рынки. Из работ Щербины нашли
«Коробейника». Продавец заверяет: оригинальный и просит 3 тысячи гривен. О
другом товаре честно сознается: почти 90 процентов здешнего антиквариата —
подделки.

Продавец:

Она даже не из фарфора сделана,
она выкрашена. Какой-то китайский песочный отлив. И вот вам
«Городница» написано. Фуфло!

Мастер говорит, ему
жаль собирателей советского фарфора.

Владислав
Щербина, художник, скульптор малых форм:

А оно такое советское, как я – турецкий. Они собирают «непотриб», дешевые подделки.

Он сам уже давно
забыл и пахарей, и колхозниц, и космонавтов. Говорит, то был фарфор другой
страны. А нужно делать что-то свое. Керамические заводы, где работал скульптор,
почти все закрыты. В маленькой мастерской он творит во всех смыслах
искусственные шедевры, по 2-3 экземпляра. Выливает скифов и сарматов, свои любимые
цирковые сюжеты, воплощает древнегреческие переводы. Говорит, на склоне лет
открыл для себя бисквит — белый выжженный неглазурованный фарфор.

Владислав Щербина, художник, скульптор
малых форм:

Фарфор бисквит — потрясающий для скульптора, он — рядом с мрамором
стоит.

Иногда он
возвращается в прошлое. Если кому-то из коллекционеров весьма хочется иметь в
собрании ностальгическую статуэтку. Фигурка «Дан приказ» 1960-го года —
по-видимому его самая известная. Созданная для музея, не пошла в тираж. Да и сегодня,
говорит автор, ее не будет множить.

Владислав Щербина, художник, скульптор
малых форм:

Это ж сдуреть можно — не интересно! Одну в год отлить еще
можно.

Признаком авторства
является подпись мастера. Он его черкает пока тесто сырое на дне фигурки.

Владислав Щербина, художник, скульптор
малых форм:

Подделать невозможно!