PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Из-за безразличия матери мальчик впадал в кому 7 раз | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Из-за безразличия матери мальчик впадал в кому 7 раз

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Семь вызовов скорой —
семь ком и осложнения. Харьковские правоохранители упрекают мать в том, что она
доводит собственного ребенка до критического состояния. Мальчик болеет сахарным
диабетом и нуждается в постоянных инъекциях инсулина, диетах и режиме. И
медики, и милиция, уверены: если бы мать заботилась о сыне, тот не попадал бы в
реанимацию.

В
учебно-воспитательном заведении шумно. Первый день после каникул — первый
теплый день, плюс 20, малышню вывели поиграться на улицу. Бегает среди этих
детишек и Егор. Якобы и не был на грани жизни и смерти еще два месяца тому
назад — в конце января мальчик попал к реанимации в запятой.

От
остальных школьников мальчик отличается мало, разве что иногда, ненадолго,
задумывается. Пор Егора учителя говорят, обычный ребенок, гиперактивный и более
впечатлительный, но это из-за болезни. Очень увлекается плетением
кукол-мотанок, вышиванием и рисованием.


Еще до
недавнего времени это называлось интернатом для детей с сахарным диабетом.
Таких заведений в Украине больше нет — здесь находится 120 детишек, которые
имеют патологии эндокринной системы и нуждаются в особенном досмотре. Здесь им
четыре раза на день делают уколы инсулина, кормят по специальной диете, шесть
раз в день. Здесь постоянно работает штат медиков, а учителя хорошо знают
специфику детей, которые страдают от перепадов уровня сахара в крови, а,
следовательно, и впечатлительной нервной системой.

По большей
части детей родители забирают вечером домой, некоторые — остаются на так
называемом интернатном режиме, и уезжают отсюда лишь на выходные и каникулы.
Среди тех, кто так ожидает возможности увидеть маму, и 10-летний Егор. И именно
из-за этих поездок домой, настаивают медики, мальчик, и попадает в клинику.
Говорят врачи: как только мать забирает ребенка из интерната, происходит
кризис. Скорая-реанимация-стационар. И так — 7 раз.

Наталия Яцик, заведующая педиатрического отделения
районной поликлиники:

Это страшно даже внешне смотреть, то есть, это жуткая
картина в принципе.
Я как бы даже задумываюсь: попал ребенок с комой — наверное, другая б
рвала на себе волосы, кричала караул, да что ж я такое делаю, почему до такого
дошло, по большому счету
, это реальная угроза жизни, да, да. Так ребенка можно потерять, к
сожалению.


В этой поликлинике Егора знают с малых лет: диабет диагностировали еще в 4
года. Медики считают, болезнь мальчик приобрел из-за стресса: отец ушел из
семьи, мать отдала ребенка в круглосуточный детсад. С тех пор, говорят,
состояние Егора значительно ухудшилось. Когда ребенку становится плохо,
страдает мозг, печенка, у мальчика уже понизилось зрение. И происходят такие
случаи, уверены врачи, из-за того, что ребенка вовремя не кормят. Диабетики
должны есть часто и совсем не все, а также через определенные промежутки
времени получать инсулин.

Евгений
Соколов, и.о. прокурора Киевского района Харькова:

Вона може піти з дому та на деякий час просто
забути про наявність цієї дитини. Проведено судмедекспертизу, яка довела
причинний зв’язок між діями або бездіяльністю матері та погіршенням здоров’я
дитини і таким тяжким її станом.

Мама Егора вину якобы
и признает. По крайней мере, в кабинете прокуратуры. 32-летняя Яна жалуется на
несчастную судьбу: образования не имеет, работу найти не может. Пыталась
устроиться уборщицей в школе, но проработала лишь 2 месяца. Из тех, о ком
говорят, о себе не может побеспокоиться, не то, что о ребенке. К тому же, и
сама тяжело болеет.

Любовь Водяха, заступница
директора по воспитательной работе санаторного учебно-воспитательного комплекса
№1:


Я б не сказала, що вона така злісна мати,
яка не дивиться за дитиною. Вона не вживає спиртні напої, там в неї щось не складається
з матеріальним станом — чи роботу вона не може знайти… Ну, вона матеріальними
своїми умовами це пояснює.

Педагоги признают: в
заведении у Егора заострений не было ни разу, все вызовы скорой — были домой,
однако уверены: такая мать — лучше, чем никакой. Хоть и жаловались на женщину в
службу по делам детей, говорят: мальчик без нее места себе не находит, очень
привязан к маме, а когда она не приезжает, у ребенка появляется агрессия и случается
истерика.

Мария Малевская, журналистка:

Якщо слідчі дійдуть висновку, що мати
погано дбає про хлопчика, а суд доведе провину молодої харків’янки, їй, за
Кримінальним Кодексом, загрожує від 2-х до 5 років обмеження волі або взагалі
тюрми.