PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
4 месяца назад произошел взрыв в харьковской 16-этажке: судят виновника | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

4 месяца назад произошел взрыв в харьковской 16-этажке: судят виновника

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Из-за
него погибли жена, двое дочек и внук. Сегодня он сам пришел в суд, чтобы
принять наказание. Эта трагедия случилась 4 месяца тому назад в Харькове.
Владимир Сургай принес в квартиру газовый баллон. Сам вышел по делам, а емкость
взорвалась. Квартира вспыхнула мигом. Дети выпрыгивали из 10-го этажа. Живой у
Владимира осталась только одна дочь. У нее ожоги 70-ти процентов кожи. Сегодня
над Владимиром Сургаем начался суд.


Он появляется ровно в десять. В спортивном костюме, без конвоя и наручников.
Сегодня, почти 4 месяца спустя, в суд Владимир Сургай приходит сам —
правоохранители не задерживали мужчину. Он теперь — единственный, кто остался у
14-летней Кристины.

Будинок

Тогда был
воскресный вечер, конец декабря, минус 17 на улице. Дома — все. Владимир
Сургай, как выяснят потом следователи, приносит домой баллон с газом. В тепле
тот взрывается. Даже от соседних квартир не остается ничего — волной срывает
перекрытие трех этажей. Начинается пожар. Жена, три дочери Владимира, и
11-месячный внук оказываются в огненной ловушке.

Очевидец:

На краю балкона они стояли и кричали о
помощи! Ну, брезента нету, чем я помогу? А женщина, когда падали, я так видел,
при нас, получается, она на себя ребенка взяла и собой… прикрыла как бы. Она
спиной ударилась и на себя грудного ребенка.

7-летняя Саша,
21-летняя Люба, ее малыш Клим и мать трех сестренок Людмила — хоть и пытались
спастись таким способом отчаянным — не выжили. Уцелела лишь средняя из девочек,
Кристинка. У девочкии обожжено 70 процентов кожи, она несколько месяцев пробыла
в больнице.

Люба_Клим

Светлана Горбунова-Рубан, заступница городского
председателя Харькова:

Серьёзная рубцовая ткань, серьёзная проблема с суставами, серьёзные
проблемы с руками. У неё очень сильно пострадали руки, особенно кисти рук, она
маму пыталась вытащить. В настоящее время мы занимаемся серьёзно её
психологическим состоянием. Потому что какой
бы мужественной девочка ни была, всё равно она
находится в состоянии тяжёлой психологической травмы.

Сама девочка на своей
странице в соцсети оставила сообщение: «З
мной все в порядке, пережила несколько операций. Не нужно меня об этом
спрашивать, я все равно не могу каждому ответить. Очень за всеми вами грущу.
Хочется гулять с друзьями».

Отцу Кристины
в настоящий момент угрожает от 3-х до 8-ми лет тюрьмы. Однако следователи
говорят: обязательно будут учитывать то, что девочка остались без матери и
сестер, а может потерять еще и отца. У Кристины впереди — еще несколько
операций и серьезное возобновление. Условного наказания для Владимира Сургая в
прокуратуре не исключают.

Олег Гладких, прокурор Фрунзенского района Харькова:

Понятно, что гибель семьи — это самое суровое наказание,
которое может понести человек за всю свою жизнь. Поэтому его Господь Бог уже
наказал, и… Но прокуратура будет стоять на законе.

Сам мужчина ничего не отрицает. К АЗС, где заправлял тогда баллон, претензий не
имеет. Говорит — смирится с любым решением суда. Сургай даже отказался от
защитника. И апелляцию — уже в настоящий момент может сказать — не будет
подавать.

Владимир Сургай, подсудимый:

Ну смысл? Зачем мне искать крайних, защищать себя, если
есть содеянное, я должен быть наказан. Вы нас простите, ради Бога, если можете.
Все. Люди. И тем, кому… Ну, нету больше слов, простите, пожалуйста…


Их окна — на 10 этаже — видно сразу. Бетон до сих пор почерневший от огня, а
через стекло выглядывает мягкая игрушка. Дом уже возобновлен — все его
обитатели вернулись в квартиры, ремонт мэрия взяла на себя. Вот, Кристинин отец
уже возвращается домой из суда — в пакете яблоки для дочки.

Мария Малевская, журналистка:

Постраждалими у справі прокуратура
визнала 23-х мешканців цього будинку. Проте жодного цивільного позову до
Володимира Сургая люди не подавали — сусіди вважають, чоловіка і так вже
покарано.