PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Харьковчанину вынесли приговор за взрыв баллона в многоэтажке (обновлено) | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Харьковчанину вынесли приговор за взрыв баллона в многоэтажке (обновлено)

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Чтобы не сгореть
живьем, его жена, две дочки и внук, выпрыгивали из 10-го этажа. Все погибли.
Кроме дочери, которая осталась в охваченной пламенем квартире и сильно
обгорела. Все из-за газового баллона, который Владимир Сургай принес домой 4
месяца тому назад. Вот отцу вынесли приговор.

У нее из-за
него многочисленные ожоги, а он из-за нее останется на свободе. Потому что
кроме папы, о Кристине теперь заботиться больше некому. Прокуратура хоть и
просила для Владимира Сургая пять лет тюрьмы, но сразу уточнила: условно,
потому что его средней дочке Кристине — единственной, кто выжил в том страшном
пожаре, нужны присмотр и помощь.

Кристина Сургай, пострадавшая:

Я в песочнице даже могла играться со своей сестрой, потому
что мы были вместе. У меня сестра старшая такая очень классная, мы могли такое
учудить! Племянник у меня самый классный, мама самая классная! Я очень люблю
маму…

Харків вибух1204-2

О маме, сестрах —
7-летней Саше, 21-летней Любе — и ее малыше Климе — девочка и до сих пор
говорит в настоящем времени. Хотя из всей большой семьи остались только она и
папа. Рядом с яркими фотографиями из прошлого — все три сестры ходили в
модельное агентство — свежие фотокарточки: с банковской карточкой в руке (она
одна, с угасшими глазами). Впереди у девочки — несколько пластичных операций, у
нее сильно обожжены руки, меньше — лицо. Пока отца судили, ждала его дома. Одна.

Владимир Сургай, отец Кристины:

Я ее сейчас оставил, а она без всего, без бинтов, то есть,
она сидит ждет, когда я должен прийти делать процедуры.

Пострадавшими
по делу прокуратура признала 23-х жителей многоэтажки, где из-за баллона с
газом случился взрыв — принес его домой именно Владимир Сургай. Однако сами
соседи претензий к мужчине не имеют, и в суд не пришел ни один из пострадавших.

Олег Гладких, прокурор Фрунзенского района Харькова:

Свое наказание он уже понес, погибла почти вся его семья.
Осталась одна малолетняя дочь, за которой нужен уход и получается, что у
девочки, кроме папы, никого нет больше.

Аргументы государственного обвинения суд признал весомыми. Срок — ограничение
воли — 4 года из возможных восьми — и то, только условно. 

На
основании статьи 75 Криминального кодекса Украины освободить Сургай Владимира
Леонидовича от отбывания наказания с испытательным сроком 3 года.

Дмитрий
Михайленко, старший прокурор
Фрунзенского району Харькова:

Если в течение 3 лет он не
совершит никакого преступления, то он будет освобожден судом от наказания.

Однако почти 50 тысяч
гривен — клинике за лечение Кристины, коммунальщикам — возобновление дома, там
разрушено перекрытие трех этажей, а также расходы, на проведение экспертиз и
сам суд — Владимир Сургай должен компенсировать. Каким образом, не имея работы
и с изувеченной дочкой на руках, он еще не знает.

Владимир Сургай, отец Кристины:

Я не знаю даже, время покажет,
наверное. Ну, что решение суда справедливо было, я думаю, это правильно.