PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
«Вікна» побывали в украинской шахте ядерного оружия | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«Вікна» побывали в украинской шахте ядерного оружия

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Угрожает ли Украине
северокорейское ядерное оружие? «
Вікна» побывали в колоссальной ракетной шахте, которая
когда-то угрожала ядерными боеголовками Северной Америке. В 30-метровом
подземелье по тайным ходам блуждал Борис Сачалко.

Борис
Сачалко, журналист:

34 метра — довжина цієї ракети. Вона
називається сатана. Нині це одна із найпотужніших ракет у світі. У неї ядерного
заряду у 1300 разів більше, аніж того, який скинули на Хіросіму.


В случае боевой тревоги в этих длинных коридорах ядерной шахты исчезал
и сразу семь ракетчиков. Иван сам в этой шахте
служил, а поэтому знает каждый ее угол.

Иван:

Длина командного пункта 33 метра. Имеет 12 этажей, находиться в
подвешенном состояния на амортизаторах.

Так
построены большинство ядерных шахт. На десяти этажах — оборудование. Комната с
красной кнопкой — на самом нижнем втором этаже.

Иван:

Вот это табло — это 10 ракет, которые находятся в
подчинении командного пункта.

Это все —
не муляж, а настоящее оборудование. Оно работало еще до середины 90-х. Из этого
командного пункта ракеты могли запустить на Америку, Англию и Францию.

Иван:

По верхнему монитору приходил шифр, переводили на нижний
монитор. Доставались оттуда секретные документы. Шифр добавлялся, вставлялся
вот сюда ключ и сюда ключ. Разногласия полторы секунды — левой рукой нажать
кнопку правой рукой — ключ.

Это все
должно было занимать не больше двух минут. Если вдруг на командном пункте уже
все были мертвы, ракеты могли запустить из соседнего штаба.

Если и
штаб не отвечал, специальную не ядерную ракету выпускали из-под Москвы. Она за
несколько десятков минут долетала до командного пункта, самоуничтожалась и
подавала сигнал ракетам здешним, что пора вылетать. Вариантов активировать
местные ракеты было так много, что даже если бы враг уничтожил все живое и
сравнял бы все с землей — ракеты все равно бы вылетели.

Иван:

Натискаю на кнопку. Крышка весом 121 тонна открывается 8
секунд на 86 градусов.

Есть ли у
Южной Кореи хотя бы похожее по мощности и замысловатостью оружие, в настоящее
время думает полмира. Физик-ядерщик Людвиг констатирует: когда КНДР проводили
ядерные испытания, американские сейсмологи зафиксировали подземные толчки с
амплитудой 4.9 в эпицентре ядерного полигона.

Людвиг Литвинский, физик-ядерщик:

Це відповідає десь близько 10 кілотонн набою. Та потужність якою вони реально
будуть користуватись, вона еквівалентна тому, що було у Хіросімі та Нагасакі. А
це близько 20 кілотонн.

Даже по советским нормам этого мало. Правда, таких
боеголовок в КНДР может быть почти 40, потому что именно такое количество
плутония может производить реактор, который в КНДР, кстати, советского
производства. Но долететь далеко северокорейские боеголовки все равно не
смогут. Ракеты-носители в КНДР, кстати, спроектированные по советским аналогами,
средней дальности полета. Иначе говоря, ни до Америки, ни даже до территорий,
смежных с Украиной, они не долетят.