PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Под Киевом семьи продолжают жить в бане, ожидая квартир

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Баня
навсегда. «
Вікна» уже рассказывали о 10 семьях, которые проживают
в бане в Боярке
, это пригород Киева. Здесь должны были подождать, пока им
построят новые квартиры, есть соглашения, и даже решение Верховного Суда.
Квартиры, наконец, построили. Но оказалось — не для них.

Жилье, в котором живет
семья Марины, по документам — не жилье. И даже не баня. А временная пристройка
к бане. Сюда ее отселили после того, как бульдозер снес родной дом. В двух
комнатах проживают 8 человек, среди них больной на ДЦП племянник. Муж Марины
живет отдельно от семьи, потому что нет места, где поставить еще одну кровать.

Муж Марины:

Ми сей час живем раздельно, я у
сво
их, она у своих… Давненько, уже получается года три четыре…

Недавно у семьи
появилась надежда на соединение. Верховный Суд решил, что те, кто выселил
Марину из дома, должны дать квартиру в новостройке.

Марина Халько, жительница Боярки:

П’ять з половиною років ми судились,
нарешті на цьому закінчилось. Збираємо речі, переїжджаємо, робимо ремонт.
Навіть мер сказав, раз у вас є рішення верховного судді — займайте та живіть…

Они
купили стройматериалы, пакуют вещи. Кое-что уже перевезли. Сегодня хотели
завезти дежурную партию. Но ключи не подходят, на дверях новой квартиры следы
взлома.  

Там также
был написан номер, Марина позвонила по нему. Ей ответили. Через полчаса двери
откроют. Пока ждет, рассказывает, как получила эту квартиру.

6 лет тому назад
здесь стоял одноэтажный дом. На 10 семей. Вокруг росли многоэтажки, жителям
сказали, что их дом тоже будет под застройкой. Они не хотели ехать, дрались за
свой дом. Пока против них не вышла сотня людей.

Марина Халько, жительница Боярки:

Відрізали газ, водопостачання. Вирізали
все і підготувались до штурму..

Людям сказали, что
единственный компромисс — им дадут квартиры в доме, который здесь появится. А
пока длится строительство, предлагают временное жилье. В бане. Они сдались. За
год стены их временных квартиры почернели от грибка. Со временем они узнали,
что их будущее жилье продали. Между тем, компания-застройщица «Днепровский
круг» исчезла — съехала из офиса, который арендовала. «
Вікна» отыскали директора компании. Тот
говорит, квартиры не отдаст.

Вячеслав Мороз, директор компании
«Днепровский круг»:

Договор есть у них? Им это обещалось, когда сносился дом?
Я тогда не присутствовал. Договор у них есть, да… У них такие условия, как
были. Даже лучше гораздо. Я не знаю слово баня. Люди живут в общежитии…

Люди, которые срезали
замок, появляются. Он — полковник, работает на таможне.  

Марина и
те, кто срезали ее замок, выходят из квартиры, посмотреть документы. Полковник
говорит, что будет судиться. Требует, чтобы Марина забрала свои вещи и убиралась.  

Марина
идет в милицию. Просит защитить имущество. Здесь тоже показывает решение
Верховного Суда. Ей говорят ждать и писать жалобы.

Отсылают к судебным
исполнителям, там к прокуратуре, а там просят опять судиться. Требовать в суде,
чтобы было выполнено решение Верховного Суда. Марина говорит, что из-за этой
бюрократии почти все ее соседи по бане уже сложили руки. Решили — они слабы, им
не защититься. Она — не согласна. Будет срезать замок на дверях.

Марина
Халько,
жительница Боярки:

Буду іти до кінця. Я б не хотіла, щоб мої
діти проживали в цих умовах все життя.