На Харьковщине пожаловались на 72-летнюю мать-героиню, воспитавшую 33 детей

Вікна-Новини

Вікна 22:00


Она воспитала 33 детей, она — мать-героиня, а ей предъявляют, что плохо
кормила, одевала, и лечила воспитанников. Даже больше — 72-летняя Тамара Май
будто бы била и принуждала вместо школы работать на своих полях. В Харькове —
скандал. Там хотят закрыть первый в Украине детский дом семейного типа,
которому уже 25 лет.

Парню, который играется машинкой, в действительности в
этом году будет 19. Саша учится в Чугуевском лицее на сварщика.  

В 3 года Саша очутился в детском доме семейного типа Тамары
Май, но с сентября живет здесь, в общежитии лицея, домой не ездит теперь даже
на выходные. Обеду в столовой лицея радуется, как ребенок, и сознается:
только что съел аж три порции.

В настоящий момент, уже почти год, живя отдельно от приемной
мамы, парень никак не может накушаться, жалуются воспитатели.  

Педагоги показывают, в чем приехал к ним парень 1 сентября.
Те джинсы Елена Сахно хранит и до сих пор.

Елена Сахно, дежурная в общежитии:

Они по щиколотку,
железом привязаны, был обут в тапках резиновых 45 размера.
Крупно
проволока: и не застегивается, и ничего здесь не работает. Без щетки зубной,
без пасты, без предметов гигиены — вот так его отправила его мама на занятия.


Учителя удивляются: почему, получая на детей деньги, больше чем полторы тысячи в
месяц, на каждого — нельзя было одеть парня?  

Поэтому Саша написал заявление, что больше не хочет жить в
семье Тамары Май. 

С одним из бывших воспитанников Тамары Май едем в поселок
Коротыч. Алексей не живет здесь уже более 10 лет, но, говорит, хорошо понимает,
почему дети пишут отказы от мамы. Вспоминает: сама Тамара с родными детьми жила
в одном доме, а приемыши — в соседнем. Без отопления и воды.

Немного за селом поля все ее, говорит Алексей. В настоящий
момент, мол, сдает в аренду и имеет за это немалые деньги, тогда получала в
государства землю, объясняя большим количеством детей. Всего — около 50
гектаров.

Алексей
Батраков, бывший воспитанник:

Часов в 4 утра нас взяла,
подорвала, привезла сюда, и целый день мы тут в поле косим
.
Это вместо учебы, да. Мы в школу не ходили. Мы реально в школу не
ходили.

Поэтому, объясняют бывшие воспитанники Май, и брала под опеку
мальчиков, чтобы обрабатывали землю. А когда плохо работали, говорят, наказывала.

Алексей Батраков, бывший воспитанник:

Избиения были систематические. То
есть, избиения, как, завели в пустую комнату, отлупили так, что уже без
сознания, и тогда водой отлили и ушли. мальчику сломала ногу за то, что он
уписался.


Журналистов Май ждет, разложив по всей комнате документы, фотокарточки и
награды. Считает: все, что говорят в настоящий момент взрослые ее сыновья, —
клевета, уверена: им заплатили.

Тамара Май, мать-героиня:

Я так просто себе облить брудом не дозволю! Я
віддала кращі роки, оцім дітям — кривих, сліпих, горбатих вивела в люди, а
потім якійсь злочинець, який 2 рази сидів у тюрмі, і він буде на мене грязь
лить?


В настоящий момент в детдоме Тамары Май — семь мальчиков. Среди них 10-летний
Рома. Возвращается из школы. Просим мальчика показать дневник. Долго ищет, уверяет,
что учится хорошо.  Живется им с мамой
очень хорошо, уверяют ребята.  

Детский дом семейного типа существует уже 25 лет. И только
теперь прокуратура и органы опеки начали проверки. Результаты поражают.

Лариса Гайдамака, старший прокурор
Харьковской межрайонной прокуратуры:


Ну, наприклад, лікувальні установи давали
дітям численні направлення до фахівців, на обстеження. Май не проходить медобстежень,
посилаючись, за матеріалами перевірки, на брак часу. То єсть, діти не
обстежуються, не лікуються. Хоча усі діти мають численні захворювання.

Мария Малевская, журналистка:

Без відповіді лишається тільки питання,
чому стільки років поспіль, маючи численні претензії до Тамари Май, ані
чиновники, ані правоохоронці нічого не робили. Ба більше — давали на кожну
дитину гроші, вручали ордена й медалі.