PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Самой жестокой игрушкой в СССР был 8-й раненный индианец | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Самой жестокой игрушкой в СССР был 8-й раненный индианец

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Это — самая жестокая игрушка времен Союза. Легендарный
восьмой раненный индианец. Его делали на Донецкой фабрике игрушек, которая
когда-то была наибольшей в Европе. Но потом игрушку сняли с производства за
пропаганду жестокости. О мифах советских игрушек — Ольга Семак.

Он ищет полумифического «восьмого» индианца. Но даже в музее
игрушки набор воинственных американских туземцев сохранился в составе только
семи фигурок. Редкого раненого восьмого индийца можно увидеть разве что на фото
в Интернете.

Владимир Дмитриев,
коллекционер советской военной игрушки:

У него в боку стрела
торчит. И дети придумали всякие легенды по поводу, почему его сняли с
производства — якобы за жестокость.

Уже взрослым Володя узнал: в действительности восьмого индианца сняли с
производства не из-за жестокости образа. Просто импортная форма для
изготовления быстро развалилась.

Владимир Дмитриев, коллекционер советской военной
игрушки:

Почему легенда о
восьмом индейце всегда была среди мальчишек, но они не обращали внимания, что
здесь — прямо рваная рана, то есть настолько более жестокая фигурка и ее никто
не снимал.

Донецкая фабрика игрушек выливала полиэтиленовые фигурки из пресс-форм
американской компании «Marx Toys». Было несколько наборов: «Неандертальцы»,
«Викинги», «Ковбои», «Советские солдаты». В целом за 20 лет произвели 200
миллионов штук. Население СССР – для сравнения — тогда составляло 260
миллионов.

Галина Брага, заступница главного технолога
Донецкой фабрики игрушек:

Детвора,
во всех песочницах — я вот помню в Донецке — по всех песочницах играли этими
воинами
. Мы работали в три смены, но это вообще
была бессменная продукция, все равно как еда сейчас.


Пластиковым солдатикам не уступали пластиковые иномарки. Производство
коллекционных копий авто в масштабе 1 к 43-м Донецкая фабрика в Союзе овладела
первой. Шевроле, Феррари, Мерседес, Фольксваген — половина машинок поступала за
границу. А на Родине стоили карбованец.

Галина Брага, заступница главного технолога
Донецкой фабрики игрушек
:

Потом она пошла как
игровая, ну конечно
, коллекционеры продолжали ее
коллекционировать, а детвора ее обожала как игровую, хотя она не была заводной,
не была инерционной
.

Его не доставали из коробки 40 лет. А он — на ходу. Детские железные
дороги в Донецке делали в ассортименте — пассажирская, для перевозки угля
«Жаринка». А вот — экспортный вариант — для британской детворы. Оборудование
для производства железных дорог представителям Донецка поставили англичане.
Наши рассчитывались готовой продукцией. В Лондоне, вспоминают, донецкие
железные дороги, расходились как горячие пирожки.

Раиса Курочкина,
заступница директора Донецкой фабрики игрушек:

Ну представьте себе:
если наша
, если больше деталей, она стоила до 30
рублей, то там до 40 фунтов стерлингов!

Уже 10 лет как Донецкой фабрики не существует. Пресс-формы для выливания
воинов выкупила одна русская фирма. Но бизнес, говорят, идет не очень.  

Взрослые мужчины, которые и до сих пор играются в
солдатиков, охотятся и выменивают те старые, советские фигурки. Своего
бесценного раненного индианца Володя несколько лет назад обменял на довоенный
комплект маленьких бойцов. А недавно слышал, еще одного краснокожего со стрелой
в боку продали за 300 долларов.