PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Белорусские медики уже 5 лет трансплантируют органы не от родственников – в Украине это запрещено

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Белорусы не боятся, что их будут разбирать на органы. В
соседней стране набирает оборотов программа трансплантации от неживых доноров.
Там готовятся к первой пересадке легких. Трансплантацию сердца, печенки и
почек, не от родственников там делают уже в течение 5 лет. 

Спасать таким способом украинские жизни отечественным
медикам запрещает закон. Проект, который бы позволил это в Украине, до сих пор
лежит в чиновнических ящиках. Как работает система трансплантации у соседей —
узнавала Ирина Драбок.

Команду срочно лететь экипаж МИ-8 получил ночью. На борту
вертолета сердце и почки. Органы доставляют из Гомеля в Минск. Это более 300 км.
Времени мало. Сердце живет всего 6 часов. Почки меньше чем сутки. После почти
двухчасового полета на аэродроме в сопровождении правоохранителей вертолет
встречает две бригады медиков. Одна забирает на пересадку сердце, другая — почки.

Ирина Драбок, журналист:

У цьому спеціальному контейнері нирки. Ми несемо
їх до операційної сьогодні лікарі рятуватимуть життя одразу двом чоловікам, які
роками чекали на свій шанс.

Одну из почек пересадят Сергею. В свои 32 он из-за болезни потерял
работу, а чтобы жить,
вынужден трижды в неделю
ложиться на гемодиализ — искусственную очистку крови. 3 года назад у него
отказали обе почки.

Сергей Невидомский,
пациент из Беларуси:

Единственное наверно
второй шанс к жизни
я, как и любой человек,
испытываю страх и волнение
, потому что я не знаю,
что будет и как будет после операции.


Сразу после общения с «Вікнами»
Сергея забирают в операционную. Мужчине удаляют больные почки. После тщательной очистки начинают
трансплантацию донорского органа.  

Операция длилась 5 часов. Сергея перевозят на реабилитацию.
В это время своей очереди ожидает эта женщина. Ей срочно нужна новая печенка.

Люция Ярема, пациентка из Беларуси:

Выхода другого нет,
она совершенно перестала работать. Я живу, печень совсем не работает только на
лекарствах.

Около кровати матери круглосуточно дежурит дочь. Она молится, чтобы как можно
быстрее нашелся донор. 

Это главный траснсплант-координатор. Он не на мгновение не
выпускает из рук телефон. Именно Эдуард первый узнает о доноре.

Эдуард Мицкевич,
координатор по трансплантации органов:

Если мы проводим
необходимые анализы и человек может быть потенциальным донором
,
то мы выезжаем на место и проводится забор органа.
В каждой районной
больнице
, где есть реанимация и операционная,
может производится забор органов
. О наличии такого донора сообщает
администрация этой больницы
, и тогда мы проводим первый
консилиум
. Когда констатирована смерть мозга,
пришел патологоанатом и дал свое согласие
, когда мы послали
уведомление в прокуратуру, тогда мы только можем этого больного в операционную
,
чтоб произвести забор
.

Бригада собирается на дежурный забор органов. Едут за почками и печенкой,
которая может спасти жизнь Люции. Но женщине в который раз не повезло. Печенка
оказалась не пригодной для трансплантации. Она опять в списке ожидания. Кроме
таких, как Люция, регистрируют тех, кто не может быть донором. Среди них
больные сахарным диабетом, гепатитом и ВИЧ. Также ведут списки людей, которые
не хотят отдавать свои органы.

Систему трансплантации разрабатывали для своих граждан.
Поэтому для них операции и реабилитация бесплатны. Только на создание этого
главного центра государство потратило более 30 миллионов долларов.

Олег Руммо,
руководитель республиканского научно-практического центра трансплантации
органов:

Примерно к середине
2005, 2006 года мы были на самом дне. Нам было
, как до луны,
8 операций всего в стране было сделано, огромное число белорусов
,
9,5 миллионов жителей
, вынуждены были просить умолять Минздрав,
чтоб получить деньги на лечение за рубежом и количество таких несчастных
исчислялось в сотни
. Важно было первое
это было убедить общество в том
, что эти операции по пересадки
органов нужны не докторам
, а нужны прежде всего больным
людям
.

Первая трансплантация здесь состоялась в 2008-м. Пересадили печенку. В
прошлом году таких операций сделали более 50. Более 200 по пересадке почек и
около 30 по пересадке сердца. Теперь готовятся к трансплантации легких. О таком
отечественные медики могут только мечтать. А украинские больные надеются на
операцию за рубежом. О том, как живут люди после пересадки органов, «Вікна», расскажут уже завтра.