PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
«Вікна» нашли уникальное село, где у всех одна фамилия | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«Вікна» нашли уникальное село, где у всех одна фамилия

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Одна фамилия — на все село. И так уже четыре века подряд. «Вікна»
нашли уникальное село, где живут сплошные тезки. Зовется оно — Гурьев Казачок.
Соответственно — все жители Гурьевы. И найти нужного человека там совсем не
легко. Тайну села узнавала — Мария Малевская.

Мария Малевская, журналистка:

Золочівський район, Харківщина. Звідси вже Росію
видно, до кордону — якихось півтора кілометри. Про це невеличке селище кажуть:
унікальне. Тут і досі більшість мешканців носять одне прізвище.

Несколько улиц, несколько десятков дворов — с центром около
школьного двора. Иван как раз привез школьников отовсюду в Гур-Козачанскую школу.  

Директор школы, можно и не спрашивать, Гурьева Валентина. Но
учеников-тезок у нее всего только пятеро, говорит — многих детей привозят из
соседних поселков.  

Дед Василий — краевед-самоучка, с 50-х годов собирает
материалы про Гурьевых, и говорят, он все знает.

Дед Василий:

Сто двадцать сейчас Гурьевых. Всего 180.

На конец войны, рассказывает, все до одного здесь были Гурьевы — и так
четыре века до этого. После Победы стали приезжать в Гур-Казачок люди из
соседних сел. Но чужестранцев здесь не принимали: до сих пор пересказывают
историю тракториста Харитона — тот влюбился в местную девушку, родители не
отдавали, ему пришлось перекреститься. Потому что, объясняют, здесь все
старообрядками были, потому и женились только на своих. Так и вышло: что не
двор — то Гурьевы.

Старообрядничество сюда привез казак Афанасий Гурьев. Он был
из тех, кто в 17 столетии не согласился с реформами московского патриарха
Никона, и, как многие из старообрядцев, уехал из России. Дед Гурьев показывает,
как крестятся староверы — здесь, в селе — уже 13 поколений подряд.

Старообрядцы жили своим — закрытым обществом. Если придет путник — воды попросить,
нальют, но в специальную чашку, и ложку держали в доме — отдельную, для тех,
кто другой веры. Не принимали всего нового, боялись первого трактора, не
понимали электрический свет. Одежда — самая простая, длинные юбки, платочки, у
мужчин — обязательно бороды, вплоть до пояса, иначе выгоняли. А всякая роскошь
— это излишне.

Светлана Гурьева,
смотрительница музея:

Старообрядцы вели
замкнутый образ жизни, и это сказалось естественным образом на том, что они
переженились на двоюродных. Ну, как-то различать надо было? Поэтому придумывали
друг другу прозвища. В зависимости от того, чем занимались. Вот, например,
богачи были Богатыми. Мой муж происходит из рода Богачей, например 47.

В настоящий момент старообрядничество на селе исповедуют единицы. Бородач в Гурьевом
Казачке сейчас остался один-единственный. Отца Михаила звали Каллистратом, мать
— Секлетинией. Но к вере отцов фермер пришел не так давно — бороду отращивает
лет  шесть всего. Двое из его четырех
детей крещенные в православной церкви, двое старших — еще по старым обрядам.
Женщина — также никонианка, так здесь называют православных верующих. Никакого давления,
говорит — даже помогает ей что-то к церкви поднести, но потом – обязательно
пойдет «очиститься».

Настоящих старообрядцев становится все меньше и меньше: есть
еще несколько поселков по Украине — на Одесчине, Черниговщине, Буковине. Из
Гур-Казачка молодежь едет в города, крестит детей уже по православным традициям,
на память о пращурах остается разве что фамилия, одна на всех.