PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Харьковские экстремалы поднялись на здание высотой 330 м | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Харьковские экстремалы поднялись на здание высотой 330 м

Вікна-Новини

Вікна 22:00

330 метров над землей. Харьковские экстремали установили
рекорд. Они преодолели здание местной теплоэлектроцентрали, а она высотой в Эйфелевую
башню. Из украинских руферов выше никто не поднимался. Ребята настолько
бесстрашны, что делают это без страховок, альпинистского снаряжения, имея при
себе только камеру и отвертка, чтобы отворять двери. Кадры, которые вы увидите
в сюжете, шокируют. Ни в коем случае не пытайтесь этого повторить.

Здание Госпрома
— символ, визитка Харькова, которая устояла даже во времена оккупации. Павел и
Михаил сегодня хотят покорить эту знаковую для города крышу.  

Здание обходят сзади, проходя охрану, по навесной лестницей карабкаются на 11
этаж.  

Высота
60 метров, цель — не просто крыша, а буквы из железных конструкций.

Все, что они делают — нелегально. Ни разу еще не попались и
даже штраф не получили от правоохранителей. Говорят: никогда ничего не портят,
тихонько вылезают, снимают — и спускаются на землю. 

Нет такой крыши в Харькове, чтоб они не смогли туда добраться,
говорят ребята. Ради этого всегда имеют под рукой набор отверток. Наугад
отправляемся к ближайшей высотке.

Про увлечение ребят родители знают, но не ругаются.
Интересно только, когда папа вдруг звонит и спрашивает: «Где ты сейчас?»
Ответить — «на крыше Госпрома» — не осмеливаются. Но потом — все равно покажут
фотографии.

Михаил Мурзин, руфер:

Почему мы лазим — все-таки это
настолько прекрасно — оказаться вверху, посмотреть на весь этот суетливый мир
сверху, увидеть весь этот муравейник, который непонятно зачем бежит, куда-то
стремится.

Все свои подвиги ребята снимают на специальную маленькую
камеру, а уже наверху — достают фотоаппарат. Фотографии выходят — уникальные.
Такие пейзажи обычный фотограф не снимет.  

17-летний Павел Иткин стал известным после того, как выложил
в Интернет свои фотографии. Он преодолел около двухсот крыш в Киеве, Львове,
Одессе, Москве. Но наивысшую высоту взял — под Харьковом.

Мария Малевская,
журналистка:


Ось вона, п’ята харківська
теплоелектроцентраль. 330 метрів. Висота — така сама, як і в Ейфелевої вежі.
Нині це — рекорд українського руфінгу. Вище не піднімався ще ніхто.

Более двух часов, перебирая замерзшими руками по ступеням внутри трубы,
подсвечивая путь фонариком — и они на одном из наивысших сооружений в Украине.

Павл Иткин, руфер:

Спустя неделю сижу на парах, тут
меня староста вдруг вызывает, иди в деканат, «Зачем в деканат, я ж не
прогуливал!»
Захожу, а там сидит начальник службы
безопасности ТЭЦ-5, и с моими фотографиями распечатанными, «Твои фотографии?» —
ну да…

Павел согласился показать председателю службы безопасности, как и
где вылезали, посоветовал, где установить сенсоры слежки, а еще немного погодя
ему опять позвонили по телефону: фотографии с градирнями руководство захотело
купить — для календаря ко дню энергетика. 

Правоохранители же к руферам претензиям не имеют: ничего не
сломали, никто не пострадал, с заявлением никто не обращался. Но и повторять и
пропагандировать такую забаву — говорят, не стоит.