PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Посмотреть на Китай в ПинчукАртЦентре люди приходили в пижамах | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Посмотреть на Китай в ПинчукАртЦентре люди приходили в пижамах

Вікна-Новини

Вікна 22:00

За Китаем — в пижамах. ПинчукАртЦентр приобщился к мировой
акции «Ночь в музее». В субботу выставочная площадка работала до утра. Вход для
всех — бесплатный. А тех, кто осмелился прийти в пижамах — пропускали вне
очереди.

Очередь, дождь, ночь, и разбитый громадный полицейский
китайского художника Чжао-Чжао. Они идут мимо него и очередь. В пижамах.
Студенты Юля и Алекса так пришли смотреть на Китай.  

Все, что внутри — это Китай глазами тамошних современных
художников. Нынешнее и прошлое. Ночь в Музее — всемирная акция. Однако только в
ПинчукАртЦентре те, кто в пижамах, в очереди не стоит.

Денис Казван:

В нас завжди черга 300-400 людей і всі жаліються,
що довго стояти у черзі — ми дамо можливість для найсміливіших креативних
людей, якщо вони готові через весь Київ їхати на метро, на автобусах, на таксі
в піжамах, то ми запустимо їх без черги.

Без стыда и в образе пара заходит смотреть экспозицию. Начинают с
комнаты китайского оппозиционного художника, который невыездной из Китая —
Ай-Вейвея. Настоящий выкорчеванный корень — как символ выкорчеванной
интеллигенции в 60-х. На стенах фото тысячи одного китайца за рубежом.  

Рядом с Юлией и Алексой другие люди в пижамах. Друг другу
улыбаются. Их же на фоне экспонатов фотографируют профессиональные фотографы.

Обычно здесь фотографироваться нельзя. Однако только в Ночь
музеев — профессиональный фотограф щелкнет всех, кто попросит. Юля и Алекса
проходят дальше. Свои взгляды останавливают на живой инсталляции Сунь Юаня и Пен Юй.  

Украинские ребята с завязанными глазами разбирают и складывают
автоматы Калашникова. Это такой себе намек на военизированную китайскую власть.
В пижамах через сетку за этим наблюдают и они.

Дальше комната восковых фигур, у которых вместо головы —
камни. Это безразличные родители. Юля о философском содержании художников не
думает — ей интересно как они сделаны. 

По маршруту у них еще глиняная комната, но наибольшее удивление
вызывала работа Чжань Хуань. Одна свинья из пепла на стене — другие две настоящие
и маленькие — в хлеве. И это на 5 этаже.

На последнем этаже ПинчукАртЦентра в Ночь музеев показали
полнометражную биографическую ленту об одном из самых выдающихся китайских
художников Ай Вейвея. И о его отношении к Китаю.