PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
Двух луганчан засыпало в старой шахте – спасатели отказались раскапывать | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Двух луганчан засыпало в старой шахте – спасатели отказались раскапывать

Вікна-Новини

Вікна 22:00

В эти минуты он, возможно, еще жив. Дома его еще ждет жена с
4-летним ребенком, им нечего есть. Отчаяние заставило его вместе с товарищем —
таким же доведенным до ручки парнем — лезть в старую шахту за металлоломом. Там
их засыпало. А спасатели решили — жизни двух луганчан не достойны того, чтобы
ради них рисковать собственным. 

Она ежедневно приходит к шахте, пытается докричаться до
своего ребенка.

Славик, 23-летний сын Ольги, трое суток назад пошел в закрытую
угольную шахту за металлоломом. И не вернулся. Мать верит – ее сын еще
жив. 

Брат исчезнувшего юноши, рассказывает, полезть туда
Вячеслава заставило отчаяние. У него жена и 4-летний ребенок. Работы в поселке
нет. Жить – не на что. Не было даже на еду.

Александр Колесников, родственник:

Да там опасно.
Там песочный карьер раскопали
. Говорят, вроде металл.
И сказали ему 4 тысячи за это дадут.

Первой тревогу забила мать. Она несколько раз звонила сыну, но мобильный
не отвечал. Родственники вызвали милицию. Трубку нашли у входа в шахту, а сам
вход оказался заваленным. Правоохранители вызвали горных спасателей. Те
приехали, посмотрели. Расчищать завалы и спускаться вниз — отказались. Мол, это
очень опасно.

Александр Самойленко,
заместитель руководителя военной горноспасательной части № 7 Краснодона:

Мы работаем в тех условиях,
где можно работать. Здесь выполнять работы мы не можем, потому что существует риск
для тех, кто будет выполнять эти работы. Огромный риск.

Единственное, что сделали, — вход еще больше забаррикадировали и
табличку повесили — «Вход запрещен». 

Не дождавшись спасения от спасателей, односельчане Вячеслава
взялись за кайла и лопаты. Говорят, помощи ждать напрасно, поэтому юношу,
живого или мертвого, будут откапывать сами.

Вячеслав Мирнов, житель
с. Ново-Александровки:

Как говорится
по-русски: брать лопаты и откапывать своего товарища. Раз власти ничего не
предпринимают, сами будем что-то делать.


Мать Вячеслава поражена человеческим безразличием. Ведь те, кто должен
спасать жизни людей, просто развернулись и уехали прочь. А между тем, возможно,
ее сын еще жив — находится под завалами. И шансы на его спасение уменьшаются
ежеминутно.

Ольга Колесникова, мать:

Не хотят они его
оттуда вытаскивать. Приехали, досками забили и похоронили моего сына. Никто не
хочет его откапывать. Собак и кошек спасают. А тут живой человек.

Односельчане допускают, что в завалах шахты может быть два человека. Люди
видели, как Вячеслав шел туда с еще одним мужчиной. Тот также исчез без вести.
Однако семьи у него нет. Поэтому его никто не ищет. 

По факту
исчезновения прокуратура возбудила уголовное дело. Однако поисковых работ в
шахте до сих пор никто не проводит.