PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В харьковской больнице, где лежит Тимошенко, практикует врач-священник

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Утром он принимает больных телом, а вечером — лечит души. В Харькове практикует необычный невропатолог. Владимир Лебединец — медик. Также он иерей и настоятель церкви. Храм он построил в Центральной Клинической больнице «Укрзализныци». Именно там находится экс-премьер Юлия Тимошенко.

Нулевой этаж, небольшое помещение за деревянными дверями рядом с процедурной — церковь иконы Божьей Матери «Живоносный источник».  

На стуле у входа — платочки для тех, у кого нетПрихожане здесь — в домашних тапках и халатах, только что с процедур. Постоянного прихода церковь не имеет — разве что медсестры и врачи. Остальные — больные, которые приезжают в клинику со всей Украины.

Сегодняшняя воскресная проповедь отца Владимира — о разочаровании. Именно в этом грехе чаще всего исповедуются здешние верующие.

Мария Малевская, журналистка:

Від однієї іпостасі до іншої Володимира Лебединця відокремлюють чотири поверхи. Після служби він піднімається до першої неврології, де на нього вже чекає інша паства: з інсультами, гіпертоніями та судинними порушеннями. 

Так отец Владимир превращается во Владимира Васильевича. 

Заведующий отделением неврологии он уже 25 лет. Приблизительно столько же — в сане духовном.

Отец Владимир:

У меня появился пациент, священнослужитель, архимандрит Виталий. Начали общаться… 

Что тогда сказал ему тот архимандрит — Лебединец уже и не помнит. В церковь, вспоминает, ходил, но скорее, из любопытства. Но в один момент он, человек с научной базой, образованием и четким пониманием, как устроено тело человеческое и все процессы в нем — стал верить в то, о чем не пишут в университетских учебниках.

Блок в левом крыле неврологии — фактически реанимация. Здесь Лебединец в буквальном смысле не дает Богу забрать человека на тот свет.  

Он долгие годы был личным врачом митрополита Никодима, в его отделение — очереди со всей Украины, записываться нужно за 2 месяца. Заведующий с сожалением констатирует: инсульт сильно помолодел. Теперь его пациенты — не только сами пенсионеры.

Отец Владимир:

Самый молодой инсульт, который я видел — это 8 лет, 14 лет, 12 лет.

После инсультов его подопечные немощные. Он заново учит их говорить, ходить, двигать руками, а главно — верить.  

Уже в кабинете, после обхода палат, сознается: сюда к нему часто приходят исповедоваться. А там, на нулевом этаже, когда он в рясе — пытаются переспросить о лекарствах и диагнозах. Лебединец пытается разделять. Для них. Чтобы не случилось псевдо-исцеления. Но сам — уверен: все болезни — оттуда, изнутри. Куда рентгеном и УЗИ не добраться.

Отец Владимир:

Немощствует душа — немощствует и тело. Духовные болезни приводят к телесным болезням.