PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Прокуратура ищет трех медведей, исчезнувших с территории военной части | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Прокуратура ищет трех медведей, исчезнувших с территории военной части

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Трех медведей, которые исчезли с территории военной части
под Первомайском — уже ищет прокуратура. И не только медведей, но и владельцев.
На животных случайно натолкнулись зоозащитники. Животные были в ужасном
состоянии, в тесных ржавых клетках, без еды и воды. Но потом они бесследно
исчезли. На поиски кинулись и «Вікна».

На любительских кадрах видно трех медведей, которые
находятся в тесных ржавых клетках. На самом солнцепеке. 

Животных несколько дней назад сняла зоозащитница Муза
Маховая на землях, которые фактически принадлежат военной части под
Первомайском. По словам активистки, медведи, которые занесены в Красную книгу,
должны проживать в вольере размером, по меньшей мере, несколько сотен
квадратных метров. А эти — и неухоженные, и недокормленные.

Муза Махова, зоозащитница:

Животные больные, потому что из носа течет. Видно признаки
простуженности. Животные голодные, без воды, без еды. Под одной из клеток мы
увидели мешок, в котором был хлеб заплесневелый, который просто превратился в
камни. Надо полагать — это была основная пища этих животных.

Женщина позвонила по телефону в милицию, ветеринарную и
экологическую инспекции. Их представители приехали и зафиксировали нарушение.
На этом все

В настоящее время захотели увидеть медведей и «Вікна» — выехали вместе с
экологическим инспектором Ириной. Шлагбаум среди поля, без заборов и караульных
башен, никоим образом не похож на въезд на территории Минобороны. Около него
солдат — никого не впускает. Ему все равно и на требование прокуратуры, которая
ему представляет природоохранный инспектор.

Но после того, как «Вікна» уехали, инспектора все-таки впустили. И вот — медведей и след
исчез.

Ирина Мельник, государственный
инспектор по охране окружающей среды:

На территории воинской части было установлено наличие трех
автомобильных полуприцепов, в форме клеток на резиновых колесах. Сегодня
установлено их отсутствие. Отсутствие не только 3 медведей, но и трех
полуприцепов.


Прокуратура уже возбудила криминальное осуществление по статье «Жестокое
обращение с животными». Наказание за это — штраф или арест до 6 месяцев.
Впрочем, наказывать пока некого.


Константин Бандура, николаевский
межрайонный прокурор по надзору за соблюдением природоохранного
законодательства:

Дано доручення у
Первомайський міськрайвідділ щодо встановлення власника цих ведмедів з метою
його подальшого притягнення до кримінальної відповідальності.


Первомайск у зоозащитников на крючке. В прошлом году проводили соревнование по тренировке
охотничьих собак на диких кабанов и медведей. Собирались и этой весной. Тогда
Муза пожаловалась в прокуратуру — четырехлапых опять не нашли. Хоть медведей и
обнаружили на территории Министерства обороны, ведомство не комментирует — чьи
они были и куда делись. А вот этот военный, который служит неподалеку,
прокомментировал. Боится хлопот с руководством, поэтому попросил не показывать
лицо и изменить голос.

Военный:

Были они, были. Это
частным лицам, не воинской части. К военным они никакого отношения не имеют.
Насколько я знаю, их позавчера увезли в Закарпатье. Бывшим хозяевам, насколько
я знаю. На них документов, я так понял, что не было.

Впрочем, и на Закарпатье медведям — не медом намазано. Правоохранители
уже накрывали там логова, где на четырехлапых травили собак.