PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
6 недель черешневого сезона кормят мелитопольцев целый год | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

6 недель черешневого сезона кормят мелитопольцев целый год

Вікна-Новини

Вікна 22:00
6 недель кормят мелитопольцев целый год. Ведь они имеют стратегический источник заработка — не хуже нефтяных месторождений. Единственный минус — зарабатывать на нем нельзя постоянно. Только когда изобилует черешневый сезон.
В настоящее время на Мелитопольщине разве что у ленивого в усадьбе нет черешневого сада. Краснобокая ягода превратилась в главную кормилицу местных. Маргарита Севастьянова считает себя профессиональным собирателем черешен. Ежедневно — на верхушке дерева.  
Маргарита черешневый сезон всегда ждет нетерпеливо, ведь сбор ягоды — единственная возможность заработать денег, чтобы потом год кормить семью. За каждый сорванный килограмм ягод владелец сада платит ей по 2-3 гривны.
Маргарита Севастьянова, собиратель:

Сейчас в Мелитополе очень трудно найти работу, особенно тем, кому за 35. А мы вот на черешне! (смеется) У всех семьи, все надо как-то кормиться, жить. Дети — внуки в школу. Это нас спасает наша мелитопольская черешня. Люди вообще зарабатывают до 10 тысяч за этот месяц. Мы чуть поменьше, да Лен! — Да! 
Владелец одной из здешних плантаций Сергей Ладюков вспоминает — в советское время аппетитные мелитопольские черешни возили отсюда спецзаказом в Москву для партийной элиты. Своими выдающимися вкусовыми свойствами здешняя ягода обязана удивительному грунту, на котором растет.
Сергей Ладюков, владелец черешневого сада:
Скифы, наши предки, умудрялись добывать из этого песка золото. В этом песке находится большой процент золота. То есть, черешне тоже золото понравилось? (смеется) Да-да ! Она золотая! 
Мелитопольские черешни действительно золотые. Со слов Сергея, в этом сезоне себестоимость килограмма этой ягоды 5 гривен, более чем половина из которых идет на плату собирателям.
Сергей Ладюков, владелец черешневого сада:
Лазить по деревьям в жару с 6 часов утра и до позднего вечера по рублю, вам никто сейчас не будет. Это единственный заработок в году. Это один месяц, и люди располагают на этот заработок. 
Это черешневый совместный рынок в селе Терпения под Мелитополем. За сутки здесь продают перекупщикам по 200 тонн ягоды. Но то, что партии большие, не влияет на уровень цен. Начальная стоимость более-менее качественной ягоды сегодня достигала 16-20 гривен.
Мария Мамонова, продавец:
Я прошу вот за ту — прошу 20, ну 18, за эту 15 прошу. В Киеве все 70-80, говорят, сейчас! Поняли!
По 70-80 черешню в Киеве продавали несколько недель назад. В настоящее время, в разгар сезона, дешевле. За мелитопольскую ягоду на одном из столичных базаров сегодня хотят 40 гривен.    
Уже через несколько недель толпа покупателей-продавцов на рынке в Терпении исчезнет. В садах собирают последнюю ягоду. Поэтому надеяться на спад цен, здешние «черешняры» уже не советуют. Дешевле не будет.