PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
В Киеве показали, как женщины прошлых веков решали вопрос «что надеть» | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Киеве показали, как женщины прошлых веков решали вопрос «что надеть»

Вікна-Новини

Вікна 18:00

В чем шли под венец в революционном 17-м и красиво тонули на «Титанике». В Киеве представили частную коллекцию женской одежды и аксессуаров прошлых веков. Об эволюции извечного вопроса «что надеть» — Ольга Семак.
30-градусная жара, а вам нужно надеть «Костюм маркизетовый для прогулок по побережью». В семидесятые годы 19 века это были ежедневные женские хлопоты. Батист на подкладке, глухой воротничок, длинный рукав, а сзади еще нужно пристроить турнюр, или же деревянный увеличитель ягодиц.
Марина Иванова, собиратель винтажной моды:
Моя бабушка говорила на такие модели – «скучающий перед, волнующий зад». Одевалось оно с такой подушечкой, или с соломой, или с ватой, чтобы создать сообразный силуэт.
Самое дорогое платье экспозиции — бальное 1904 года. На антикварном рынке — 15 тысяч долларов. А самое старое — 1850 года. Ноу-хау того времени — ткани с росписью.
Марина Иванова, собиратель винтажной моды:
Первые анилиновые красители вошли в промышленность, и вот эта вот кисея тончайшая, расписанная с помощью печати, здесь рисунок «розы», а мелкие детали дорисованы вручную.
Владелица коллекции Марина Иванова украсила голову гортензией. Но хвастается французской свадебной шляпкой кринолинового века — 1850 год. Но значительно более стильной кажется шляпка немки — впечатление, что пилотки там не выходили из моды никогда.
Марина Иванова, собиратель винтажной моды:

Пилотка немецкой женщины — бархат, натуральный шелк бежевого цвета и вышивка гладью. Это где-то 1800-й год — очень редкая вещь.
Интересно шли под венец бурного 17 года. Революционный атлас от времени истрескался, а вот искусственные жемчужины уцелели почти все.
Марина Иванова, собиратель винтажной моды:
Если вы обратите внимание, вот такие прямые линии, вот такой вот кубизм, то есть рваные углы, но в то же время женщина все равно хотела оставаться красивой, она себя украсила сеткой.
Представить, сколько приблизительно стоили одеяния 100 лет назад, несложно. В 1900 году цена на утюг была 3.50, на детского конька-качель — 4.50, на женскую блузу — 50 карбованцев, на платье — 75. Для сравнения, за живую корову просили всего 5 карбованцев.
Сколько стоило американское платье — допустить сложно. Изумрудный шелк, кружево, расшитое бархатом и бисером, блеклая роза на талии. Марина говорит, в таких одеяниях ждать своего конца могли пассажиры «Титаника». Одежду пошили за год до трагедии.
Марина Иванова, собиратель винтажной моды:
Я его купила в антикварном магазине. Ну может быть, 800-850 долларов.
Когда она привозит из Европы эти винтажные сокровища, за дело берутся реставраторы.  Побитые молем, вылинявшие, с пятнами столетние платья нуждаются в заботливом досмотре. Бывшая владелица-американка малинового шедевра так потела, что ткань под мышками совсем рассыпалась.
Наталья Цибенко, реставратор винтажной одежды:
Есть вот такой запас ткани, мы его берем, отрезаем и у нас есть кусочек! И с этого кусочка мы делаем драпировочку. Но оно начало ползти вот здесь, и вот ты уже здесь эту драпировочку лепишь, а потом здесь начинает ползти, и уже здесь драпировочку…
Выставка о вечной женской теме «что надеть» охватила только 140 лет — от начала 19-го до 40-х 20-го. Сумочку-кошелек любовницы Гитлера Евы Браун обещали показать в следующий раз.