PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Ирпене строят коттеджи на костях советских и немецких воинов

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Коттеджи на человеческих костях. В Ирпене застраивают историческую территорию — парк Курган. За сотку, где были жестокие бои, хотят от 5 до 8 тысяч долларов. Старожилы говорят, что здесь похоронены советские и немецкие воины. И как доказательство, нашли оружие времен войны, которое может сохранить от уничтожения целый парк.
Он как раз возвращался домой, как вдруг заметил в руках рабочих оружие… времен войны.
Петр Тяпко, житель Ирпеня:
Позавчора рили, і на цьому місці якраз вирив цей автомат. Мабуть це німецький автомат. Отут вирив і хлопець, який робив, забрав ці речі. Він взяв і хотів в машину однести.
Ружье нашел парень, который копал котлован под электрокабели для новостроек. Местные уверены, находку хотел скрыть, потому что роют в историческом месте. Рабочий уверяет, ничего не брал.  
То, что для него хлам, для местных на вес золота. Ведь эта находка подтверждает, здесь в парке Кургана вели бои. Говорят, здесь в земле не только оружие.
Местные жители рассказывали со слов своих родителей, которые прятали воинов, что где-то на этом месте находится массовое захоронение немецких воинов, а немного выше советские захоронения.  
Местные активисты составили план-схему захоронений. Задокументировали и находку.
Лаврентий Кухалейшвили, председатель общественного движения защиты зеленых зон Киевщины:
Ця знахідка, вона унікальна тим, що вона знайдена прямо на початку цього парку, що там в середині знаходиться, ми можемо тільки гадати. 
Но ни найденное оружие, ни кости солдат застройщиков не пугают.  
Между тем специалисты призывают застройщиков находки не скрывать, а самим организовать раскопки, ведь, кроме костей, в земле могут быть взрывоопасные остатки.
Ярослав Жилкин, ответственный секретарь государственной межведомственной комиссии по делам увековечения памяти жертв войны и политических репрессий:
Это К-98 винтовка Маузер, правда, с укороченным стволом. Авиабомбы, мины, снаряды, гранаты и другие боеприпасы, поверьте, очень страшно бывает. Такова добра в нашей земле очень много, я бы советовал всем застройщикам привлекать спецпредприятия, которые бы обследовали территории. У нас масса захоронений, которые до сих пор не стоят на учете, в том числе и места проведения боев.
Коттеджи на солдатских костях хотели возвести не только в парке Кургана. Землю под застройку выделили и в сквере вокруг братской могилы. Захоронение 43-го года. Такую застройку мэр Ирпеня объяснил просто.
Владимир Скаржинский, городской председатель Ирпеня:
Парку Героїв як такого нема. В місті Ірпіні нема ані одного офіційного парку, є зелені насадження. 
Зеленым насаждением заинтересовались в прокуратуре. Застройку парка Героев признали незаконной. Относительно парка Кургана готовят иски об отмене всех государственных актов.

Роман Кимлик, заместитель прокурора Ирпеня:

Щодо парку Курган в цьому парку відведено земельні ділянки під будівництво житловому кооперативу, проведеною перевіркою встановлено порушення, як в діяльності кооперативу, так і міської влади, яка відводила там земельні ділянки. За фактом зловживання службовими повноваженнями порушено кримінальне провадження щодо діяльності даного кооперативу.
Жители собирают документы не только в комиссию по делам увековечения памяти жертв войны, но и в посольстве Германии. Между тем строительство длится. За сотку здесь хотят от 5 до 8 тысяч долларов.