PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
На Луганщине люди восстали против нелегальных шахт | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Луганщине люди восстали против нелегальных шахт

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Разбитая дорога, потрескавшиеся дома и пыль от большегрузной техники, которая оседает на огород. Все это поднадоело жителям поселка Вахрушевого. Местные чиновники обещали ситуацию решить. Но люди не верят. Говорят, кто-то сверху покрывает нелегальный бизнес.

Николай Иванов уже несколько лет на пенсии. Говорит те 900 гривен, которые получает, вынужден делить на шесть ртов. В семье пятеро взрослых и ребенок. Никто не работает. Потому что в Вахрушевом закрылись все шахты, и работы нет. Ради приработка каждое утро идет к копанкам. Оттуда везут уголь. Часть выпадает из машин — он его собирает и продает. Зимой ведро стоило 10 гривен. Сейчас дают возможно больше 6-7.

Николай Иванов, пенсионер:

Антрацит такой хороший крепкий. А покажите? Дав он откиньте угол. Такой хороший, этот не рассыпается.
Большие машины из копанок совсем развалили автодороги, из-за них трескаются жилые дома. Нанесли убыток и железной дороге — жалуется дежурная на переезде.

Ирина Прокопенко, дежурная железнодорожного переезда:

Вот это все побили машины, которые грузовые тяжеловесные. Особенно с углем побито-разбито. Трактор с платформой проехал и рельсы были повреждены и шпалы.
У местных лопнуло терпение. Они даже вышли на акцию против такого соседства с нелегалами. Здешние чиновники пообещали все выяснить.
Галина Кравцова, Краснокутский поселковый председатель:
Якщо бути відвертими, то копанки у нас не працюють, бо немає збуту вугілля. Я тільки можу подзвонити у відповідні органи. Будь ласка, я ставлю вас до відома. Приїжджайте туди. І я зараз приїду, якщо знайду на чому.
Нелегальная копанка расположена далеко в поле. Непрошеных гостей здесь не ждут. Увидев телекамеры, прекращают работу и все исчезают. Время от времени видно только головы копанкарей. Как только съемочные группы уезжают, они снова берутся за работу.  
Нелегальной добычей уже заинтересовалась прокуратура.

Андрей Мазалов, прокурор Антрацитовского района:

О том, что там проводились работы, я узнал час назад. Будут проверяться все версии, допрашиваться свидетели. И если там будут замешаны правоохранительные органы, будет проводится комплексная проверка и в случае подтверждения фактов виновные будут наказаны.
Люди не верят. Потому что ни одного дела хотя бы на одного владельца нелегальной копанки правоохранители так и не довели до суда.

Ирина Прокопенко, дежурная железнодорожного переезда:

Вы ж знаете, под каждым есть какой-то хозяин. И у каждого есть крыша.