PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Как живет самый дорогой украинский художник — Анатолий Криволап | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Как живет самый дорогой украинский художник — Анатолий Криволап

Вікна-Новини

Вікна 22:00

У него нет замков и дорогих авто. Зато — скромные часы и аскетическая усадьба под Киевом. Вот так живет самый дорогой украинский художник — Анатолий Криволап. Этот статус он получил после продажи своих живописных коней на лондонских аукционах. У него в гостях побывала — Ольга Семак.
На исследование цвета он потратил всю жизнь. Его страсть — фиалковый и насыщен синий. Только красного открыл для себя, по меньшей мере, полсотни оттенков. Белый почти не использует, однако и белым может создать настроение. Меньше всех его привлекает зеленый — слишком спокойный. Познал ли он тайну цвета — нет.
Анатолий Криволап, художник:

Це сфера емоційна. І кожен їх сприймає по-різному. Ви можете це сприймати як трагічне… От приходять мої друзі і кажуть: це — кінець світу, а для мене це просто нормальний стан заходу сонця.
Уже много лет он не рисует с натуры. На абстрактных полотнах — его воспоминания от увиденных когда-то пейзажей. Но чтобы изобразить нереальную природу, он уже давно перебрался из столичных апартаментов в реальный рай. Село Засупоевка — 100 км от Киева.
Внуки Криволапа – наполовину немцы Антон и Лукас — играют в гольф просто на огороде. Это у соседей кукуруза и свекла, а у них на всех сотках — газон. Усадьба самого дорогого художника Украины — два кирпичных домика. На чердаках — мастерские. В одной рисует. Потом по открытому мостику перемещается в другую. Здесь Криволап проверяет работы на эмоциональное совершенство.
Анатолий Криволап, художник:
Є акцент в цілому роботи, де я можу перевірити насиченість кольорів, їхню гармонію і співвідношення акцентів і великих плям кольору.
Еще в 90-е он был чуть ли не первым, кто в Киеве повысил цены на живопись от сотен до тысяч долларов. Когда в Германии его небольшую работу купили за 12 тысяч марок.
Анатолий Криволап, художник:

Звичайно, я сюди повернувся і підняв ціни до 2-3- тисяч, що було неймовірно для України. Жоден колекціонер і жодна галерея не могли справитися з такими цінами.
Собирать такую дорогую живопись тогда мог не каждый украинский богатей. Абстракцию Криволапа коллекционировали преимущественно россияне, американцы, немцы, французы. Три года назад мировой статус украинца официально подтвердили торги Филлипс в Лондоне. Картину «Конь. Ночь» продали за 124 тысячи долларов. Но дороже синего оказался красный. Неделю назад «Конь. Вечер» ушел с молотка за 186 тысяч долларов. Это наибольшая цена, которую пока давали за произведение современного украинского художника. Чем соблазнили покупателей эти призрачные непарнокопытные, Криволап только предполагает.

Анатолий Криволап, художник:
Неконкретність, вона провокує збудження уяви, медитативність і прояв творчості самого глядачі і я думаю це й притягує.
Вот он — художественный конь, который Криволап рисует на своих картинах. Михайлик пасется посреди Засупоевки. Хозяйка Оксана не удивлена. Говорит, в ее коне прекрасное все — и форма…  
Конно-живописная эпопея в Засупоевке продолжается. К синему и красному уже присоединился голубой. Это «Ночь. Утро. Дождь». Акриловое полотно художника пока попросили не продавать. Говорят, к этому творению уже приценивается кто-то из украинских олигархов.