PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Гаишники объявили охоту на машины с иностранными номерами (обновлено) | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Гаишники объявили охоту на машины с иностранными номерами (обновлено)

Вікна-Новини

Вікна 22:00

ГАИ объявила охоту на иномарки из Европы — проверяют всех, конфисковывают сотнями. Правоохранители взялись прикрыть популярную схему ввоза дешевых автомобилей с сохранением заграничных номеров. О тонкостях и настоящей цене еврошары — Борис Сачалко.   
Видео в настоящее время заполонило Интернет, где подразделу «Кобре» кричат активисты общественной организации дорожный контроль. Защищают Николая.
Николай Омельченко, водитель:

Мне сказали, что проходит проверка, якобы проверка.
Его машину задержали, потому что она с иностранными номерами. У Николая были все документы, но гаишники засомневались, законно ли чужеземное авто гоняет по Украине.
«Вікна» выяснили – авто Николая зарегистрировано на литовскую фирму «Иволинк», руководитель которой активист дорожного контроля. Схема, по которой ввозили его машину в Украину — самая популярная, она освобождает от уплаты таможенных платежей. Клиента зарегистрировали в литовскую фирму, как работника. Авто вроде бы не его, а фирмы, и машину Николай использует в служебных целях. Вроде бы.

В Украину Николай въехал по транзитному зеленому коридору. В литовской компании Николая убедили — в настоящее время в Украине действует Стамбульская конвенция, которая позволяет служебным машинам ездить год.

Николай Омельченко, водитель:

Все было законно, мне дали пакет документов, мне сказали не превышать срок знаходження на территории Украины на год. Заехал и поехал по работе фирмы. 
В таможенной службе Николая разочаровывают — сказать такого на таможне не могли. Потому что правила игры изменились, и сегодня служебные машины, которые пересекают границу, могут ездить по Украине не больше 20 суток.    
Этот срок определяется законодательством исходя из времени, необходимого для доставки в таможню назначения — до 10 дней и возвращение за пределы страны — также 10 дней.
Если желаете завезти авто на дольше, сэкономить не удастся, нужно платить таможенные платежи. А экономному Николаю за нарушение таможенных правил угрожает штраф — 8 с половиной тысяч гривен. И таких, как он — в Украине в настоящее время тысячи.
Александр Зубенко, спикер ГАИ Украины:

С начала года сотрудниками было выявлено более 300 фактов нарушений таможенных правил нахождения автомобилей, которые были зарегистрированы на территории других государств, а находятся на территории Украины. 
Вместе с активистами дорожного контроля Николай не соглашается. Говорят — международная стамбульская конвенция является более важным документом, чем отечественный таможенный кодекс. Юристы исправляют, Стамбульская конвенция — это скорее рекомендация, а не требование.

Андрей Сидоренко, юрист:
Стамбульська конвенція передбачає, що країна-учасник може обмежувати правила ввозу транспортного засобу. Якщо вони використовуються для внутрішнього перевезення. Це перевезення в межах однієї країни. 
Они зря митинговали, зря ссорились. Это — таможенный инспектор. Он к Николаю приезжает через несколько часов и констатирует.
Таможенный инспектор:
Встановлено, що строк транзитного транспорту на території України — 10 днів або 5 діб. Станом на сьогодні транспорт за межі території Україні не вивезений. Громадянин перевищив строк поставки товару до митного органу.
«Вікна» пытались связаться с украинским представительством литовской компании, на которую якобы работает Николай. Тем более в Интернете есть сайт, на котором клиенты ее обсуждают и убеждают — до сих пор берет заказ и обещает дела с таможенниками устроить.
Но в компании от комментариев отказались. Между тем, страны Евросоюза стали нервничать,  из-за оживления автокомбинаторов к тамошним бюджетам не поступают налоги. Польша и Чехия уже активно трясут фиктивные фирмы. Как только начинаются проверки, компании закрываются. И после закрытия использовать машины, которые на них зарегистрированы, уже нельзя. Продать — тоже никак, потому что машина не собственная, а рабочая. А потому желающим получить автошару экономия начинает вылезать боком.