PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
В Евпатории детей-интернатовцев за неповиновение отправляли в психушку | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Евпатории детей-интернатовцев за неповиновение отправляли в психушку

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Силой закрывали в психушке. Это заявили воспитанники санаторного интерната, который в Евпатории. Мол, директор перевоспитывает их с помощью психушки. Детей-сирот отправляли туда за любое неповиновение. «Тяжелым» подросткам обещали отдых в Артеке, вместо этого под конвоем отвозили в психушку.
Екатерине 15 лет. Суд признал ее родителей неблагополучными. В первый раз в интернат она попала в 7 лет. С тех пор сменила несколько воспитательных заведений. В евпаторийский попала несколько лет назад. Девушка жалуется, что пострадала за свою прямолинейность. Она в глаза сказала директору, что в интернате плохо кормят и за это, рассказывает, попала в сумасшедший дом.
Екатерина Подберезкина, воспитанница интерната:
Вывели, в машину посадили, повезли в Строгановку. Там давали таблетки каждый день, 3 раза в день. — Сколько ты там пролежала? — 33 дня.
В Строгановской психушке «Вікна» заверили — случайно к ним никто не попадает. У всех их пациентов, а это более 100, есть соответствующий диагноз и полный пакет медицинских рекомендаций и документов.
Сергей Крылов, главный врач Строгановской психиатрической больницы:
Случаев, когда бы дети обманным путем попали в нашу больницу, на моей памяти, а я здесь работаю полтора года, не было. Может быть, директор или воспитатель хотел бы решать так вопросы, но это проблема педагогическая, и у нас таких случаев на сегодня нет, чтобы мы решали педагогические проблемы медицинским путем.
О том, как готовят медицинские рекомендации для потенциальных пациентов психушки «Вікнам» рассказала Мария Белякова. Она социальная работница. Говорит, в психушку может попасть любая сирота.
Мария Белякова, социальный педагог интерната:

Вот в этом году у нас троих детей просто сделали наркоманами. Это подогнались документы. Медсестра нашла на территории газовый баллончик и написала докладную, что дети были под токсическим опьянением газа.
Это о Вадиме. Психиатр интерната диагностировала у парня токсикоманию и направила в клинику. Но, невзирая на все отрицания воспитанника, относительно употребления токсичных веществ, врачи его все же напичкали психотропными лекарствами.
Вадим Мисюня, воспитанник интерната:
Написали, что я пью газ, типа суицидом занимаюсь. Мне давали таблетки «Аминазин». И что там еще, ну и, уколы.
С диагнозом, как у Вадима, не возьмут в армию, а в дальнейшем и на достойную работу. Только в этом учебном году интернат отправил в психушку семь своих воспитанников, рассказывают в родительском комитете.
Наталья Рыбак, председатель родительского комитета старших классов:

Мы ездили в Строгановку, разговаривали с врачами. Мы спрашивали, почему наши дети здесь. Они говорят: «Мы не можем знать, почему они здесь, к детям вашим у нас претензий нету».
Директор евпаторийского интерната все обвинения в том, что преднамеренно отправляла детей в сумасшедший дом, категорически отбрасывает. Говорит, на нее жалуются из-за мести неудовлетворенные родители и педагоги. Впрочем, подтверждает, что за последние месяцы нескольких детей действительно направили в психушку, но в соответствии с законом и медицинскими показами.
Елена Копятина, директор евпаторийской школы-интерната:

Конечно, дети отправлялись, к сожалению, ни у одного из этих детей диагноз не был снят. Строгановка — это не наказание, не тюрьма, это больница, где оказывают квалифицированную помощь. 
После помощи в Строгановке 2-е воспитанников евпаторийского интерната попали в заведение для детей с расстройствами психики. Трое вернулись в Евпаторию. Педагоги интерната и родительский комитет не раз обращался к правоохранителям. Те провели, но нарушений не обнаружили. Родители же сдаваться не собираются. Планируют провести независимое психологическое обследование интернатовцев. С его результатами будут подавать в суд.