PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Отравление 120 детей в столичном садике назвали несчастным случаем | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Отравление 120 детей в столичном садике назвали несчастным случаем

Вікна-Новини

Вікна 22:00

120 малышей отравилось в детском садике. И это не служебная небрежность, это просто… несчастный случай. Такие выводы следственной комиссии письмами стали получать родители детей, которые отравились в одном из киевских садиков. Между тем, само заведение после дезинфекции и смены директора опять заработало. А дети до сих пор на диете.
5-летний Владик — один из сотни детей, которые оказались в инфекционном участке с диагнозом сальмонеллез — после обеда в детском садике. После месяца лечения у малого до сих пор плохие анализы. И достаточно жесткая диета.
Владислав Грищенко, пострадавший от некачественной еды в детском садике:
Диета у меня строгая. Мне можно гречневую кашу, сухарики и бублики. — А шоколадки можно? — Нет еще. — А конфетки? — Ага, мне вообще ничо нельзя.
Ольга, мама Владика, показывает «Вікнам» письмо, которое на днях получила от городской власти. В нем должностные лица отчитываются о причинах массового отравления детей. Родители ошарашены.

Ольга Грищенко, мама Владислава:
«Випадок групового отруєння вважати пов’язаним з навчально-виховним процесом», то, что они детей отравили, они называют «навчально-виховним процесом». То, что дети поголовно лежали в больнице, это нормально для них, никакой компенсации, ничего…
В Акте о массовом отравлении, под которым около десятка подписей всяких чиновников, идет речь о том, что массовое отравление детворы в столичном детсаде — «это несмертельный несчастный случай, свидетелей которого, теперь, нет».
Анна Мохаммад, мама ребенка, которая отравилась в детском садике:
Не может быть: «немає свідків» человек, что один на кухне на 120 детей готовит, что значит «нещасній віпадок»? Мое детё не пришло на кухню и не залезло в кастрюльку. Её накормили, ей насыпали в тарелочку. Вот и все.
В прокуратуре нам пообещали разъяснить состояние дел до конца недели. Тогда должны поступить окончательные выводы экспертов. Между тем в детском садике, где все случилось, уже три дня принимают детей. Новая заведующая показывает, что изменилось на их кухне.
Оксана Сопленко, заведующая детского садика №455:

Зробили частковий ремонт на харчоблоці, поставили перегородку, купили новий посуд, дошки для тіста, великі, гарні… Зробили ремонт плитам, придбали термометри і змінилося відношення персоналу. Тепер всі дуже акуратно одягнені, підходять отримують їжу. Дисципліна з’явилася.
Сегодня в садике два десятка детей, шестеро из них были в больнице с сальмонеллезом.  В настоящий момент их кормят осторожно.
Олена Левкова, повар детского садика №455:
На вечерю риба припущена, каша вівсяна, кабачкова ікра, дієтично. Дуже жалко дітей, стараемся, щоб все таке дієтичне було, піддержати трохи жилудки.
В районном управлении охраны здоровья отчитались, что из 80-ти повторно обследованных детей 25 получили справки, что здоровы.
Ольга Гуменюк, заместитель начальника управления охраны здоровья Днепровского района:
Всі батьки повідомлені, що діти допускаються до садочка, що тільки після двох негативних результатів на сальмонелу. Це дійсно має пройти якийсь час.
Родители же, которые и дальше борются с сальмонеллезом у их деток, просят правительственных чиновников помощи, а не формальных сухих отчетов.
Ольга Шаботюк , мама отравленных в детском садике деток:
Мы просим для своих детей всего-навсего обыкновенной помощи, обратите внимание не на то, что там на кухне творится, а на то что сейчас дети больны и им сейчас нужна помощь, а не потом, так как на данный момент у моих детей до сих пор сальмонельоз имеется.
Мама Ольга между тем уже решила, невзирая на все изменения в детсаде, больше не поведет туда ребенка.