PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
В Киеве есть секретные квартиры, где женщины прячутся от агрессоров | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Киеве есть секретные квартиры, где женщины прячутся от агрессоров

Вікна-Новини

Вікна 22:00

«Вікна» нашли в Киеве секретные квартиры, где женщины могут спрятаться от агрессоров. Они скрываются от бывших, чтобы их не убили. Благотворители предлагают им не только убежище, но и помощь психологов, чтобы они перестали чувствовать себя жертвами.
Кризисная квартира — объект секретный. Впрочем, иногда их находят. Две недели назад парень пытался посетить уже бывшую подругу, которая на седьмом месяце беременности. А до того бил ее так, что врачи скорой едва вылечили.
Здесь в настоящее время проживает шесть девушек. Камеры боятся, четверо от съемок отказываются категорически. Татьяна после колебаний все-таки соглашается. А Ира заявляет о своем желании рассказывать. С ребенком прячется от двух мужчин, которые ее изнасиловали. Тогда она была на первом месяце беременности.
«Я их посадила. Теперь они меня хотят убить, за то что я их посадила. Они отсидели по полгода всего», — говорит Татьяна.
Социальная квартира — проект одного из отечественных благотворительных фондов. Говорят, важно не только убежище девушкам дать. С ними работают психологи.
«Жертва она считает, что она его спровоцировала. Она не так чашку поставила. Не таким тоном сказала. Да. И она будет стараться в следующий раз подстроиться. А агрессор будет искать новую причину. И он ее найдет. Если круг не разорвать жертва-агрессор, то в дальнейшем одну из моделей забирают дети», — объясняет Ольга Осадчая, менеджер проекта «Социальная квартира».
Всех жительниц квартиры бывшие били. И забили настолько, что большинство это и за насилие не считают.   
У всех девушек, которые здесь живут, маленькие дети. Благотворители хотят не только спасти от насилия женщин, но и детей от приутов. Потому что забитая беззащитная женщина очень часто отдает ребенка. Анна это прошла 2 года назад. Отдала Леру в детдом.
«Были такие моменты, что я ночью с ребенком уходила из дому. Чтоб ребенок поспал. В той квартире не возможно было находиться. Пьянки-гулянки. Драки, я постоянно под раздачу попадала. Били. И очень сильно били. Был перелом не раз», — рассказывает волонтер Анна Завадская.
Анна пошла к психологам. После этого бросила отца ребенка, который ее беременную бил. Забрала Леру из приюта. Теперь у нее новый парень. И она уже давно не плакала.
«Я не тот слабый человек, которым был. Что я человек, который может за себя постоять. Могу защитить своего ребенка. Я поняла, что кроме меня моего ребенка никто не сможет защитить», — говорит волонтер Анна Завадская.
Она теперь волонтер кризисного центра и частый гость — пример в социальной квартире для жертв насилия.