PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+DQoNCjwhLS1TdGlja3kgUmlnaHQtLT4NCg0KDQo8c3R5bGUgPg0KLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDsgfQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTM0MHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAxNjBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE2MjBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMzAwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KPC9zdHlsZT4NCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIC0tPg0KPGlucyBjbGFzcz0iYWRzYnlnb29nbGUgZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIiDQogICAgIHN0eWxlPSJkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9jayINCiAgICAgZGF0YS1hZC1jbGllbnQ9ImNhLXB1Yi0yMDcwODkwMjU2MzM3NzY1Ig0KICAgICBkYXRhLWFkLXNsb3Q9IjMzNDA3NDk2ODMiPjwvaW5zPg0KPHNjcmlwdD4NCihhZHNieWdvb2dsZSA9IHdpbmRvdy5hZHNieWdvb2dsZXx8IFtdKS5wdXNoKHt9KTsNCjwvc2NyaXB0Pg==
Туристы, которые вернулись из Египта, рассказали, что там пережили | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Туристы, которые вернулись из Египта, рассказали, что там пережили

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Уже есть первая жертва в Хургаде. От пулевых ранений умер мужчина. Он случайно попал в перестрелку между протестующими и полицией. Во всех туристических регионах Египта в настоящее время блокпосты, военные останавливают автобусы, проверяют каждого. Но, невзирая на это, поток украинских туристов в Египет не уменьшается. Сейчас там около 10 тысяч наших сограждан. Тех, кто только что вернулся из-за моря, в Борисполе встречал журналист Дмитрий Литвиненко. Они ему рассказали, что пережили и чего бояться.
В аэропорту рядом регистрируют пассажиров на четыре курортных рейса. Люди летят в Эмираты — там всегда спокойно, в Турцию — там уже спокойно.  
Одна очередь на самолет в Тунис. Две недели назад там убили оппозиционного лидера, в стране начались многотысячные демонстрации. Их разогнали слезоточивым газом, несколько протестующих погибло.
«Страшновато, но нам не из чего было выбирать? А Крым??? Ну, там грязно, нет туалетов и все ходят в море», — ответил турист Юрий Сильвестров.
Рейс в Хургаду, Египет. Там людей расстреливают и давят бульдозерами. В бурный Египет украинцы везут деток. От двух лет.

«Говорят, Египтяне узнают о войне с новостей украинского и русского телевидения…», — думают туристы.
В очереди делятся оптимизмом. Все проблемы — в Каире и Александрии. Хургаду бунт, навеивают друг другу, не зацепит.
«Если в Киеве шахтеры бастуют, это же не значит, что в Крыму плохо? Я путевку выкупила три месяца назад. Мне никто не возвращает деньги. Мне подарить это деньги», — говорит туристка.
Александр — топ-менеджер туристической фирмы. Он уверен, что 500 убитых — это не угроза для туристов. Туризм — главная отрасль местной экономики. Ее не будут трогать.

«Майже всі оператори, які працюють за цим напрямком, не вважають ситуацію форс мажорною. І люди, якщо відмовляються, вони несуть витрати. Людина втрачає майже все, якщо відмовляється», — объясняет Александр Новиковский, президент ассоциации лидеров турбизнеса.
В МИД пока еще мягкие формулировки. Не желательно, если имеете возможность.
«Громадянам, які наразі відпочивають, ми рекомендуємо не залишати територію готельного комплексу. Не вступати в політичні бесіди», — предостерегает Елена Ващенко, заступница директора департамента информполитики МИД Украины.
В то время в Хургаде исламисты захватили центральную площадь, напали на полицейский участок, а затем на автовокзал, из которого направляются на экскурсии туристы.  
Оптимисты улетели, в другом терминале уже встречают реалистов. Тех, кто видел и вернулся. Анна говорит, что сувениры покупала в гостинице. Потому что ее закрыли и не выпускали никого.
«Вчера с шести вечера до утра, до восьми комендантский час. Никого на улице не было», — рассказывает туристка.
На экскурсиях они были разве что в море на яхте. Автоматчиков видели, когда гостиницу покидали. Они заходили в автобус, считали людей.

«С автоматом и военные стоят, и выезжали также. И к аэропорту подъезжали, также было», — вспоминает турист.
Впрочем, туристы утверждают, что отдохнули прекрасно. Никто не мешал. Военные их скорее защищали. А смысла выходить в город, если все включено, нет. Телевизор не смотрели. До сих пор.

«Идем телевизор смотреть. Посмотрим, где мы были…», — говорят туристы.