PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Дети, которые видели, как отец зарезал дочь и жену, месяц проходят реабилитацию | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Дети, которые видели, как отец зарезал дочь и жену, месяц проходят реабилитацию

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Воспитанников детского семейного дома, где случилась кровавая резня, познакомили с новыми родителями. Им, наконец, нашли семью. Напомним, трагедия случилась месяц назад на Днепропетровщине. Отец зарезал свою приемную дочку, потом жену, а сам повесился. Свидетелями стали 9 детей. «Вікна» посетили их в лагере, где те проходят реабилитацию.
Извне они ничем не отличаются от остальных детей. В одинаковых цветных футболках они весело выкрикивают лозунги и играют с однолетками. Однако, просто среди веселья, один из воспитанников злосчастного детского дома теряет над собой контроль. От «Вікон» его прячут за стеклом. Маленького Григория утешает воспитательница.
После кровавой резни, которая случилась в Цибульковке, в «Жемчужину Приднепровья» привезли девять детей, от 3 до 14 лет. Их в лагере назвали «наша девятка». Они ходили только держась друг за друга. Недавно двоих из них, родных сыновей супругов Давибаран, забрал на воспитание взрослый старший брат. Другие семеро — до сих пор остаются на реабилитации. На днях детей познакомили с новыми родителями. Семья из Верхнеднепровска преодолела все психологические тесты и готова взять сразу всех.
Между тем «Вікна» наведались в дом, где содержался детский дом семейного типа. Здесь до сих пор везде игрушки. Ворота долго никто не отворяет. В конечном итоге друг за другом навстречу выходят бывшие узники. Владимир говорит, имел когда-то проблемы с законом, сидел в тюрьме. Теперь молится за убитых дочку и мать, и даже за их убийцу.
Мужчины с душегубом ходили в одну церковь, а теперь смотрят за его домом, огородом и собаками. Храм, в который приходил Олег Давибаран, расположен неподалеку. Впрочем, селяне говорят — это здание с замурованными окнами зажило плохую славу.
Мужчина говорит, прихожане этой церкви выпадают из общественной жизни, теряют работу и семьи. Впрочем, именно Олегу Давибаран, сектанту, безработному и человеку тяжелого характера доверили воспитания десятка деток. Селяне возмущены — до сих пор ни один социальный работник не наказан.
Соседи неоднократно жаловались на нечеловеческие условия в детском доме семейного типа. Дети тяжело работали и наказывали их за наименьшую вину. За их воспитание отец получал 20 тысяч гривен ежемесячно и трудовой стаж.
После двойного убийства Олег Давибаран повесился в сарае. Его, как удавленника, похоронили за кладбищенским ограждением. На похоронах селяне отказывались нести гроб, а покойника охраняла милиция.   
Зато могилы матери и дочери — на самом кладбище и просто заставлены венками.