PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
В Киевском центре сердца врачи спасли трех младенцев со смертельным изъяном | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Киевском центре сердца врачи спасли трех младенцев со смертельным изъяном

Вікна-Новини

Вікна 22:00

В Киевском центре сердца спасли трех младенцев. Они родились со страшным изъяном: когда действует только одна половинка сердца. Таких малышей в Украине ежегодно появляется около трех сотен. До недавнего времени хирурги спасали только каждого пятого. О нынешней победе врачи рассказали только через месяц после операции.
В его груди бьется только полсердца. Владислав родился без левой половинки органа. О страшном диагнозе мать узнала на третий день после родов. Врач сообщила: «Держитесь, но вашего мальчика нужно спасать. Он при смерти».  
Друг за другом медики отказывались оперировать младенца. Согласились только в столичном центре сердца. Операция прошла успешно, но и впереди еще одна.
«Йому місяць і 19 днів. Я з ним бавлюся, граюся і так само знаючи, що друга операція може не пережити, ці мислі дуже тяжко, з цим жити кожен день, вночі пробуждаешся, чи дихає, чи дихає», — говорит мать Екатерина Мельник.
Она ежедневно на связи не только с врачами, которые спасли жизнь сына, но и с другими родителями малышей, которые родились с половинкой сердца. Они постоянно поддерживают друг друга. 
Сергей еще до сих пор в больнице. В то, что он выживет, немногие верили. Кардиологи давали один шанс из ста. Оперировать осмелились, только узнав, что родители ждали ребенка 15 лет.

«Ми багато лікувалися, багато добивались, щоб мати свою дитину, і Бог поміг, щоб я завагітніла, але на 20 неділі мені сказали, що в нього дуже тяжка вада серця. Ми поїхали в Київ, нам підтвердили цей діагноз. Нам сказали, що за такі операції ніхто не береться, бо, щоб дітки з таким діагнозом не реально, щоб вижили всі пропонували вагітність прервати, але я не змогла», — рассказала мать Оксана Андриец.
Врачи колебались, потому что сверхсложную операцию обременяла еще одна патология.
«Диаметр восходящей аорты пациента — это один из главных сосудов в организме. У этого ребенка был полтора миллиметра в норме. Он должен быть, ну, хотя б миллиметров 7-8. Для примера, в Германии летальность при таких операциях составляет ни много ни мало 20%, каждый 5 умирает, в Америки ниже эта летальность», — сообщил кардиохирург Василий Карпенко.
За последние два месяца здесь прооперировали трех младенцев. Все выжили. Такой результат врачи называют победой, ведь с 90-х годов стали делать такие операции, и большинство были безуспешными. Выживал один ребенок из пяти.

«Эти дети действительно рождаются с одной половинкой сердца, с правой половинкой, которая работает на легочный кровоток, а левая половина сердца, которая должна работать на системный кровоток для того, чтоб кровоснабжать все органы кровью кислородом, она недоразвита и хирурги должны перевести это сердце в режим работы однокамерного сердца. Это очень сложная операция», — объяснил Борис Тодуров, директор Киевского городского центра сердца.
Малышей ждут еще операции. Одну должны сделать в течение первых двух лет жизни. Другую уже в подростковом возрасте. Кое-кому из них может понадобиться пересадка сердца. Но медики с родителями верят, что через 5-10 лет изобретут новые методы лечения, которые позволят малышам жить полноценно.