PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Из Харьковщины вывезли 14 цистерн сверхопасного вещества | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Из Харьковщины вывезли 14 цистерн сверхопасного вещества

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Из Харьковщины торжественно вывезли последнюю, десятую партию меланжа. Это сверхопасное вещество. 14 цистерн годами лежали на территории военной части и люди жили, как на пороховой бочке. К тому же еще и болели. Сейчас все вздохнули с облегчением, но не зря ли.

Село Боровское находится ближе всего к военной части. 35-летняя Наталья Пихота живет здесь с рождения. И всегда, говорит, местные жаловались на головокружение, головные боли, тяжелое дыхание. Все, уверена, из-за близости склада с меланжем.  
А больше всего в Боровском боятся онкологии — мол, на каждой улице найдется кто-то, больной раком. В фельдшерско-акушерском пункте подтверждают: на год в маленьком Боровском от рака погибает около пяти человек.
Однако военные любые вредные испарения всегда отрицали. Да и отныне обвинить в своих головных болях хранилище люди не смогут. С территории части торжественно отгружают 14 цистерн — последнюю партию меланжа.   
Финансировала все ОБСЕ, на деньги десятка европейских стран и США. Зачем государствам-донорам тратить более 20 миллионов евро? Представитель ОБСЕ признается: не только из-за беспокойства об экологии.
«Для мирового сообщества — в принципе неспокойное время сейчас во многих точках мира, меланж по-прежнему используется для запуска ракет средней и малой дальности. То есть, в принципе, меланж имеет хождение на международном рынке, им запускают ракеты, и не всегда в нужную сторону», — говорит проектный менеджер ОБСЕ Антон Мартынюк.
Через 7 дней цистерны с кислотой по железной дороге доберутся в Нижегородскую область России, именно тамошний «Техноазот» выиграл тендер на утилизацию. Там из каждой тонны меланжа сделают тонну азотной кислоты, которая дальше используется в мирных целях.  
Уже сегодня в военной части стали очищать резервуары от остатков меланжа. После того, как закончат, впереди еще экологическая оценка: чтобы понять, сколько земель заражено, и только после того так называемая рекультивация.

«Снимается этот очаг, участок земли вынимается и отвозится на могильники, где захоранивается, и со временем тот продукт, кот в ней находится, разлагается, и она становится опять нормальной», — объяснил командир военной части Александр Поляков.
Но жильцы Боровского в то, что земля здесь отныне станет плодородной, не сильно верят. Надеются, хотя бы оранжевых туч больше не увидеть.  
Отныне в Украине осталось единственное хранилище, где еще есть токсичный меланж. На Одесчине, в Любашовке, его около 2,5 тысяч тонн. Полностью освободить Украину от остатков ракетного топлива обещают уже до начала марта 2014-го.