PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Белоруссии есть подпольный театр, в который ходят только смельчаки

Вікна-Новини

Вікна 18:00

У них нет адреса и собственной сцены. Они называют себя свободным и независимым театром, потому что не боятся говорить о политике. Но за один только спектакль на родине, в Белоруссии, им угрожает заключение. Посадить в тюрьму могут не только актеров, но и зрителей. На спектакли люди ходят с паспортами, на случай ареста.
В Белоруссии существует запрещенный театр. О времени и месте проведения спектаклей можно только услышать от знакомых, работает так называемое «сарафанное радио».  
В этот раз театральный сезон откроют в загородном домике. Здесь не боятся говорить о диктатуре и режиме Лукашенко.  
Они на подпольной сцене уже 8 лет. Каждая репетиция и спектакль — испытание. Ведь каждый раз актеры и зрители рискуют попасть за решетку.
«Ворвался ОМОН, поставили всех зрителей к стене завезли всех в участок. Понятно, что это все сопровождалось дубинками, сопровождалось криками: молчать, стать, не смотреть. Вот такие понимаете, но зрители у нас очень отважные люди. Для того чтоб прийти на спектакль свободного театра, тебе точно понадобится отвага», — рассказывает помощница режиссера Светлана Сугако.
Активно выбивать жажду к свободному искусству из народа стали после президентских выборов в 2010-м. Тогда театралы вслух заговорили о своеволии режима своего президента.   
Главный режиссер театра Владимир Щербань вынужден ходить на репетиции по Интернету, чтобы не попасть за решетку. Свои установки он дает через скайп.
В этот раз они ставят «Родные и близкие» белорусского драматурга Константина Стешика. Спектакль не политический. Но даже за его пересмотр зрителей могут выгнать из университета и оставить без работы.
«Пришли участковые переписали у всех зрителей паспортные данные. Девушку, она работает на государственной работе, ее вызывают в идеологический отдел. Такие отделы есть на любом госпредприятии. Она вынуждена была подписать официальную бумагу о том, что клянется ни при каких обстоятельствах, пока работает на этом госпредприятии, не посещать спектакли свободного театра», — объясняет Денис Тарасенко, актер независимого театра.
Но, невзирая на опасность, зритель в театре есть всегда. Даже после задержания люди рискуют прийти сюда опять.    
Это представление актеры шлифовали несколько месяцев. Но «Родных и близких» зрители так и не увидели.   
Вместо актеров на сцену вышли правоохранители. В этот раз их представление было вежливым и без крови. Они вывели людей из помещения. Переписали их данные. Актеры обещают, несмотря на преграды, все-таки открыть сезон в Белоруссии. А для тех, кто на представление прийти побоится, записывают аудиоверсию. 
А пока готовятся к гастролям в Лондоне. Будут ставить Шекспира. Там они могут свободно творить.