PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

«Вікна» посмотрели, как в Германии живут супруги-пенсионеры на 3 тысячи евро

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Попри те, що Європейські країни в кризі, наближення до їхніх економік стане позитивним стимулом до зростання, кажуть експерти. Бо нині, якщо порівняти економіку України й найсильнішу країну в Європейській Спілці, «Вікна» поїхали до Німеччини, аби побачити, як там живуть пенсіонери. Їхній рівень життя — наче лакмусовий папірець якісної економіки. 
Типичное село в центральной части Германии имеет нарядные домики. Большая часть населения – пенсионеры. «Вікна» решили расспросить у одной из здешних семей, как им живется на старости лет по-европейски.
Питер и Эдит де Крупье пригласили в дом. Это небольшой особнячок, на который они заработали еще смолоду. Питер и Эдит в прошлом году вышли на пенсию. Однако немного раньше, чем их однолетки. Он в 63, потому что собрал стаж 35 лет. Всю жизнь работал медбратом в больнице. Она в секретарях небольшой сельской фирмы также решила не засиживаться. Стала пенсионеркой в 60.
«Основна моя пенсія — це 1370 євро. Ми отримуємо додаткові доплати до пенсії ще 300 від колишнього роботодавця. Одначе за те, що я пішов на пенсію на 2 роки раніше — мені знімають із пенсії 7,5 %», — рассказал немецкий пенсионер Питер де Крупье.
Чистыми на руки на двоих они имеют немного больше 3 тысяч евро. Этого хватает не только на необходимое. Около дома Питер показывает свою новую игрушку — двуколесного мотодруга. Есть еще одно его хобби — пасека. Эдит же показывает, что у нее растет на небольшом огороде. Здесь у нее всего несколько грядочек.
Каждое утро после прочтения свежей утренней прессы Питер с Эдит едут в магазин за продуктами. Авто — типично немецкое, новое. Правда, купить помог сын.
На полках в супермаркете берут все, что видят, ни в чем себе не отказывают. Покупают овощи, йогурты. Питер кладет мясо и колбасу. Она любит сладости. За все на кассе платят — 25 евро. Они подсчитали, что их потребительская корзина делится на 3 равных части: по трети на питание, коммунальные и сбережение. На вопрос, устраивает ли их такая жизнь, отвечают сразу и решительно.

«Я скажу коротко — ні!», — ответил немецкий пенсионер Питер де Крупье.
«А тим, хто стає пенсіонером, тепер іще тяжче, ніж нам. Їм ще збільшують пенсійний вік», — ответила немецкая пенсионерка Эдит де Крупье.
«Пенсіонери завжди нарікають, що пенсія мала, оплати високі й те, що їм залишається на інші речі — цього замало. Звісно, я зараз іронізую», — говорит Маркус Сайлер, экономист пенсионного фонда Германии.
Главный экономист пенсионного фонда Германии объясняет, их пенсионеры, хоть и жалуются, но живут лучше всех в Европе, потому что у них все работают на добро экономики. Зарплаты все белые, у них нет взяточничества. Они всю жизнь работают тяжело, работают долго и платят достаточно большие налоги. К примеру, если сын Эдит и Питера зарабатывает 200 тысяч евро в год, то 42% из них — это налог. Но даже этого маловато, чтобы продержаться на таком уровне. С прошлого года они вынуждают немцев работать до 67-ми. И стаж увеличили до 45.
«Ми оцінюємо демографічні зміни, і якщо ти живеш довше, то повинен обирати: можеш залишатися працювати довше, або приймаєш корисливий рівень — і йдеш швидше на пенсію, проте платиш податки і маєш менші гроші», — объясняет Маркус Сайлер, экономист пенсионного фонда Германии.
Повышение пенсионного возраста стало одной из самых противоречивых социально-экономических реформ правительства Ангелы Меркель. Против нее протестовали, прежде всего те, кому до пенсии было рукой подать. Эдит и Питер тоже помитинговали, но решили, что пусть их пенсию лучше облагают налогом, чем с утра до ночи не видеть друг друга даже в старости. Сегодня за чашкой чая с молоком они решают, куда бы поехать отдохнуть.

«Ми вже були в Австрії, в Італії, Угорщині…», — перечисляет страны немецкий пенсионер Питер де Крупье.