Мусульмане вербуют европейских детей для священной войны

Вікна-Новини

Вікна 22:00

По статистике в Европе проживает до 30 % мусульман. Почти в каждой стране Старого Мира есть мусульманские общества, которые откровенно заявляют, что их религия вскоре будет доминировать в мире. Часто они угрожают европейцам и вербуют их детей для священной войны.
Всего несколько улиц от центра Брюсселя находится не мусульманский квартал, но там вывески на арабском и мечети здесь в обычных домах. При условной статистике мусульман в столице Евросоюза почти 30%, и они рожают детей значительно больше и чаще, чем европейцы.
Памятник атому — символ Бельгии, а также одно из наиболее посещаемых мест Брюсселя. Сюда ежедневно приезжают сотни туристов со всех стран мира. И именно такой мультикультурный город выбрали себе радикальные мусульмане для своего видеообращения к европейцам.
«Цей прапор із Аллахом висітиме невдовзі над Бельгією. Аллах-Акбар, і на всіх верхівках інших країн Європи буде написано Аллах. На маківці цього пам’ятника ви бачите бельгійського прапора — але незабаром Бельгія розвалиться», — говорит на видео Абу Имран. Он — председатель мусульманского движения в Бельгии. Из-за своих регулярных экстремистских обращений стал медийной персоной.

«Ми, мусульмани, домінуватимемо й підкоримо світ. Демократія — це зло, і це опозиція до Шарії та Ісламу. Тільки Аллах єдиний, хто має керувати світом, тільки він нам може сказати, що заборонено, а що дозволено», — говорит Абу Имран, лидер Бельгийской мусульманской организации.
На такие слова бельгийская власть не реагирует, ведь в стране все равны и все имеют право на вероисповедание и собственное мнение.
 
Он не такой толерантный. Потому что из-за мусульман и Абу Имрана потерял сына. Дмири — бывший военный, теперь не пенсии. Показывает, каким его сын Юем был маленьким. Учился в иезуитской школе, много путешествовал. Но однажды он познакомился с мусульманами. Сдружился и, вскоре, стал молиться с ними.

«Мусульмани говорили до наших малих дітей на вулиці, яким по 13-15 років — хто важливіший для вашого життя — Аллах чи ваша мама? — Вашої мами більше не існує — Аллах важливіший за твою маму», — рассказывает отец Дмитри Бонтинк.
Теперь Юем такой. Он отпустил бороду, одел хиджаб и рассказывает, что дал ему Аллах. И главное — поменил имя, теперь он Сейфула, что в переводе — «Меч Аллаха». О том, что их сын в этой мусульманской организации, он узнал из телевизора. В новостях говорили о том, что арестовали кого-то из группы за содержание оружия.
«Ми не знали, що робиться з нашим рідним сином, якому 16 років і він сидить біля лідера радикальних мусульман, що це таке — я подзвонив у поліцію, я подзвонив у міську раду, сказав будь ласка, допоможіть, заберіть мого сина від цього чоловіка. Вони нічого не зробили, бо сказали, що ця організація має право на свободу слова, свободу віросповідання і ваш син має право обирати релігію», — вспоминает отец Дмитри Бонтинк.
Когда Юему исполнилось 18, он внезапно оставил родителей. Позже они получили сообщение — «Я в Сирии». Сразу после этого он отправился на поиски сына и то, что увидел, его поразило еще больше. Это видео он снял в Сирии, там, где война. Он пришел к радикальным группировкам, которые воюют с Баширом Асадом. Но сына так и не нашел. Ездил туда уже дважды. В апреле и мае. Был даже в плену. Сам подвергался смерти.
Дмитри верит, его сын жив. Говорит, встречал там много европейских юнцов, которые, как и его Юем, приехали воевать в Сирию из Европы.
«Весь цей час, коли я зустрічався з лідерами цих угруповань у Сирії і пояснював, що хочу повернути сина в сім’ю — ви знаєте, що вони мені відповідали? — це не важливо — Аллах — стоїть за всім, і виконувати місію Джигад — це найважливіше – сім̕я більше не існує», — рассказывает отец Дмитри Бонтинк.
Еженедельно Дмитри ходит на собрания родителей, чьих детей, постигла такая же судьба. В небольшой комнатке они плачут и поддерживают друг друга. Время от времени их дети присылают смс. Вероники одна из них.
«Я не можу спати, щодня, щосекунди я думаю про нього, як він там, бо тут я дала йому все, добру освіту, він мав усе, а тепер там на війні», — каже мать мусульманина Вероника Де Буа.
Понять, что же повлияло на его сына, он так и не сумел. Равно как и не дождался ответов от руководства города и страны, вернут ли их детей домой. Единственное, что сделала власть — арестовали в этом году Абу Имрана. 
Единственный, кто согласился разговаривать об этом — политик Хрис Люикс, он либерал и демократ. Однако их страна, которая так лояльна ко всем чужестранцам, беспощадна к своим, которые выпалы из системы. Он говорит, что по возвращении домой всех этих детей, а их, по меньшей мере, полтысячи, ждет наказание.
«Його заарештують і це зрозуміло, бо бельгійський уряд не сприймає молодих людей, які їдуть до Сирії воювати. Їм інкримінують тероризм», — ответил парламентарий Хрис Люикс.
Пока должностные лица отмалчиваются и дают равенство всем — Дмитри пишет книжку, как его европейский сын стал Сайфулой и поехал воевать в Сирию. В книжке и о том, что Организация Шария для Бельгии не прекратила свою деятельность, а имеет свои представительства и в Великобритании, и Франции, и других европейских странах. Ведь только там у них есть все права и возможности.
ПРИВЕТСТВУЕМ!
Пожалуйста, помогите нам улучшить СТБ -
поставьте 2 честных галочки

1.

2. Мне

Пожалуйста, заполните все поля