PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В Киеве повторно рассмотрели дело убийцы-героя, застрелившего милиционера

Вікна-Новини

Вікна 18:00

В Киеве сегодня Высший Суд рассматривал дело убийцы-героя. «Вікна» уже рассказывали о мужчине, который застрелил милиционера. Он устроил в селе Семиполки, Киевщина, настоящий террор. Его ненавидело полсела. Мать заключенного не смогла поехать на заседание, потому что у нее больные ноги.   
Уже 2 года Наталья живет сама. Едва ходит, ноги больные. А сын в тюрьме. Спасают люди: постоянно приезжают из соседних сел, благодаря за жертву сына, помогают кто, чем может.
Кофейня Аист, по ночам здесь крутят дискотеки. Два года назад на танцы приехал майор милиции Симоненко. В три утра, как потом говорили свидетели, пьяный, он объяснял селянам, кто здесь имеет власть. Цеплялся к девушкам, бил ребят. Его шефы называют это профилактической работой.  
Виталию Запорожцу в ту ночь правозащитник сломал руку. Виталий пошел за ружьем и убил.
Сегодня его дело рассматривают в Высшем Суде. Наталья вместе с подругой ждут звонка адвоката из Киева. Вспоминают, как год назад был первый суд. Виталию дали 14 лет.   
Судья читала приговор громко, потому что около суда кричало все село.   
Тысяча людей написала заявления — хотели взять на поруки парня. Им отказали, и они заблокировали автотюрьму. Милиция с боями вывезла его из суда.
За 2 года в селе новый участковый. На него тоже жалуются. Впрочем, не из-за избиений и истязаний, а за постоянное отсутствие.   
В Высшем суде слушают дело Запорожца. Выясняют, как так вышло. Адвокаты жалуются — из дела исчезла справка, что майор в ту ночь был выпившим. И еще несколько документов.
Адвокаты просят пересмотреть дело. Была самооборона, пусть с превышением. Суд этого не видит. И решает оставить приговор и 14 лет в силе.   
Адвокат выходит и говорит, что еще не все потеряно. Еще есть Верховный Суд. И Европейский. Об этом пересказывает матери по телефону. Сын будет сидеть дальше. Ей нужно готовить передачи в колонию.
«Я два раза була. Але як я приїзжаю йому робиться дуже погано. Його починає колотити. Більше не буду їздити», — говорит мать Наталья Запорожець.
Не хочет ехать, потому что когда сын видит ее больные ноги, плачет. Он помог селу. А маме помочь уже не может.