PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Муж-грек отсудил у украинки двоих детей и может забрать их в любой момент | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Муж-грек отсудил у украинки двоих детей и может забрать их в любой момент

Вікна-Новини

Вікна 22:00

На Сумщине у женщины в любой момент может забрать детей ее муж. Он — гражданин Греции. Там супруги прожили долго, но не счастливо. И украинка, приехав домой, решила к мужу не возвращаться. Но его это возмутило. Он отсудил у нее детей и вскоре их заберет к себе. Хотя до этого полтора года он детьми не интересовался.
В обычную сельскую школу на Сумщине  мама привела двух девочек, когда вернулась из Греции в Украину. Они учатся здесь больше года, но со дня на день их отсюда могут забрать судебные исполнители.   
Хоть учатся в разных классах, две украинских сестренки по греческой фамилии Николаиду на перерывах неразлучны.
Из школы их всегда забирает мама, за девочками пристально следят учителя и даже директор. Потому что боятся, что не досмотрят, как за ними придут приставы.
«Єдине, що ми можемо зробити, це охопити обома руками цих двох дівчат, обняти і не пустити від себе, вступити в двобій з людьми, які будуть виконувати рішення суду», — говорит директор школы Татьяна Кравченко.
Мать Виктория прожила в Греции 13 лет. Там познакомилась с мужем, и там родила дочек. Отношения в семье, говорит, всегда были прохладны. Хоть муж неплохо зарабатывал, однако, жалуется, всегда унижал. И полтора года назад она приехала с дочками на родину и решила назад уже не возвращаться.

«Когда пришло 1 сентября и у меня не за что возвращаться, у меня нет денег, у детей нет паспортов, которых не сделал отец, я, как нормальная мать, и когда я ему сказала, что я записала детей в школу, он мне сказал, как ты посмела, моих греческих детей, записать в вашу вонючую украинскую школу? Это столько оскорблений было в мою сторону, оскорблений моей страны, оскорбление моего села», — рассказывает женщина.
Согласие на вывоз дочек муж дал, но отпустил их только в гости. И никак не ожидал, что те больше возвращаться не захотят. Когда договориться с женой не вышло, подал в украинский суд иск и выиграл. «Вікна» позвонили по телефону греческому папе, и вот что он ответил.
«Я цілий рік дружину вмовляв по-доброму: приїдь назад, якось обговоримо це, знайдемо якесь рішення. А вона не хоче! Я не приїхав за весь час, тому що сприйняв це все, як особисту образу. Тому я сказав, що мої діти мають повернутися сюди. Як вона наших дітей забрала, так і має привезти назад. Я маю рішення української держави. Ці діти-греки, вони мають батька-грека, і народилися тут, у Греції», — ответил  папа Стефанос Николаидис.
За право воспитывать своих детей мать теперь будет бороться в Апелляционном суде. Но будет добиваться развода. Адвокат уверена — суд выигрывает.
«Мати не може туди поїхати, бо в неї немає ані місця роботи, ані місця проживання, вона може поїхати чи жебракувати, чи проституцією займатися. Він її на поріг не пустить, а там будуть за вікнами тремтіти двоє доньок, це взагалі жах. Йому діти не потрібні, він це робить заради помсти», — сказала адвокат Елена Маслова.
Возмущается украинскому решению против украинки и детский Обмбудсмен, но в успех дела не так уверен.
«Суди європейські значно швидше беруть до розгляду, розглядають та ухвалюють рішення щодо місця проживання дитини, ніж українські. Тому в таких конфліктах, на жаль, громадяни України частіше програють», — сказал Юрий Павленко, уполномоченный по правам ребенка.
Сейчас Виктория с двумя дочками живет в родительском доме в страхе. Но еще больше боится вернуться назад.   
Девочки Виктория и Надежда Украину любят более всего, обратно в Грецию не хотят. И не понимают, почему их мнения судья так не услышала.

«Меня пугает эта мысль, если я не увижусь с мамой, мама это все для меня, меня мама научила всему — читать, писать, думать, вот если взять эту судью и забрать у нее детей в Грецию, как это?», — спрашивает девочка.