PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Беркуты за указаниея стоять и терпеть удары толпы получают 2,5 тысячи гривен | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Беркуты за указаниея стоять и терпеть удары толпы получают 2,5 тысячи гривен

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Спецподразделение Беркут опять под ударом. Вчера били митингующие, а сегодня ударили с тыла. После применения в канун слезоточивого газа среди штурма Киеврады, начата служебная проверка, чтобы определить правомочность таких действий бойцов спецотряда. Вообще к Беркуту неоднозначное отношение в обществе, но сегодня впервые сразу после столкновений руководство позволило поговорить с теми, кто вчера бил и кого били.
Протестующие против спецназовцев. Неуправляемая толпа против живой цепи в боевой амуниции. Сергея вместе с тремя беркутами госпитализировали просто из-под стен Киеврады.
«Стоячи у шерензі біля КМДА, невідомі мені люди почали провокувати мене і моїх колег, наносити удари в обличчя, знімати шоломи, дьоргати за обмундирування», — рассказывает Сергей Лобода, сотрудник подраздела «Беркут».
Ему надавали по голове и разбили носа. Есть подозрение на сотрясение мозга. Сейчас он далеко от своих сослуживцев, в госпитале МВД. Дмитрий стоял в первых рядах и на себе почувствовал народный гнев.
«Мы стояли все вместе друг за другом и когда кого-то выдергивают из нашей шеренги, мы не можем его просто так оставить и потому пришлось отбиваться. Отстаивать своих», — розповів Дмитро Музика, співробітник підрозділу «Беркут».
И хотя протестующие жаловались, что их бил «Беркут», Дмитрий признается — на таких мероприятиях давать отпор обидчикам не заведено. Мол, бойцы спецотряда держались за руки и принимали на себя удары из толпы. Потому что получили указание стоять и терпеть.
«Повинен буди високий рівень врівноваженості, щоб знати, де можна стримати, а де дати волю своїм почуттям. У спортзалі вони показують волю почуттям, на тренуваннях — так. Робота з людьми – ні», — объясняет психолог Елена Вишневская.
Дмитрий живет в общежитии. Одну комнату делит с женой, ребенком, и еще двумя беркутами. Почти ежедневно рискует жизнью. За свою работу Дмитрий получает 2,5 тысячи гривен. Но отвечает, как по учебнику — ему все нравится.

«С детства не люблю мириться с несправедливостью. И в дальнейшем эти качества развивались. Вот так попали в спецподразделение «Беркут», где не дают обижать слабых. Не за деньги», — говорит Дмитрий Музика, сотрудник подраздела «Беркут».
Постоянные митинги, спецзадания или же просто патрулирование. График беркута ненормированный. Радует одно — в ближайшее время серьезных беспорядков в Киеве не ожидают. Только футбол на выходных.