PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
На Одесчине многодетную мать всем обеспечили, но ей оказалось мало | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Одесчине многодетную мать всем обеспечили, но ей оказалось мало

Вікна-Новини

Вікна 18:00

Они ей и дом купили, и о детях позаботились, а она еще и не довольна. На Одесчине женщина подняла крик на все село. Потому что сельсовет не хочет переписывать на нее дом. Люди говорят, что чиновники правильно делают.
В доме проживает 35-летняя Татьяна Ноур, а вместе с ней 7 ее детей. Отопления нет. Поэтому греется семья единственным электрообогревателем. Живут бедно, мать нигде не работает. Отец перебивается временными заработками, пьет.
«І бита, і на вулиці спала… і він каже, забирай своїх цуценят і йди звідси», — рассказывает многодетная мать Татьяна Ноур.
Самая старшая дочка, 14-летняя Елена рассказывает, что вся семья часто ищет убежище у соседей. Прошлой ночью папа опять выгнал всю семью на улицу.
«Вчора був скандал. Папа пішов заробив. А вместо дати гроші — дають водку. І він прийшов начав кричати на маму, якраз прийшла з молоком, і мама спала на вулиці. Нас оставив, як діти, а мама вобще спала на вулиці», — говорит дочка Елена Ноур.
Именно из-за постоянных ссор и бедности 3 года назад у Татьяны Ноур и ее мужа социальные службы отобрали 6-х детей. Малыши жиле в холоде. Часто не имели даже элементарного — еды и одежды, не ходили в школу и садик. Год дети провели в интернате.
Родители пообещали исправиться и попросили детей вернуть в семью. Им поверили. Многодетной матери начали выплачивать государственную помощь, и Татьяна родила седьмого ребенка. С просьбой улучшить жилищные условия одесситка обратилась к местной власти. Там выделили деньги, на которые приобрели дом, и сейчас намереваются обустроить его и провести газ. Но в собственность женщине сельсовет дом не будет передавать.
«Останнім часом стало питання — чи передавати Ноур цей будинок. Відкрилися нові факти: вона має кредит 15 тис., по магазинам по 5-6 тисяч, я не знаю, що можна брати в борг. Передамо в постійне користування пожиттєво дітям, без права продажі цього будинку, для того, щоб захистити цих дітей. Щоб вони не опинились на вулиці, коли прийдуть кредитори», — сообщила Ирина Скудило, заместитель председателя Котовской РГА.

«Є кредити, є борги. 3 магазина, ось рядишком магазин, в Котовську магазин Гермес, я должна 4 місяці я не розсчитуюсь, бо в мене не було грошей, і 4 тис. должна в Котовську. Я беру продукти в долг, а потом з дитячих розщитуюсь», — объяснила многодетная мать Татьяна Ноур.
У односельчан Татьяна вовсе не вызывает сочувствия. Люди говорят, что женщина не только по уши в долгах, еще и детей запустила. Малые часто болеют, однако родители к врачам не обращаются, дети даже в школу не ходят, потому что одежды нет.   
Семья Ноур ежемесячно получает почти 6 тысяч грн. на семерых детей. Малыши пользуются льготами и бесплатным питанием в детских заведениях. Должностные лица обещают взять под пристальный контроль жизнь семьи и затраты «детских» выплат.