PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
На Сумщине женщину из нефтяной ямы, где она пробыла 6 часов, спас милиционер | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Сумщине женщину из нефтяной ямы, где она пробыла 6 часов, спас милиционер

Вікна-Новини

Вікна 22:00

Она 6 часов бултыхалась в яме. По шею в солярке и при температуре около нуля. На Сумщине женщина попала в нефтяную ловушку среди ночи. Думала, что погибнет. Но неожиданно пришел спаситель в погонах. Теперь он стал ее ангелом-хранителем.
«Если б я умерла там, меня бы уже никто там не нашел», — говорит потерпевшая Елена Вакула.
Она тот вечер помнит поминутно. Смеркалось. Елена возвращалась домой.
«Уже было около 9-и часов, и я решила сократить путь, чтобы быстрее добраться домой. Увидела тропинку, которая вроде бы должна была вывести меня на трассу, там где людно. Получается я шла-шла и в течении каких-либо долей секунды я провалилась в неизвестность», — вспоминает потерпевшая Елена Вакула.
«Я сначала пыталась понять, где я нахожусь. Ну, почему-то кругом была вода, и дна я почему-то не ощущала. Я размахивала руками, и не до чего не могла достать», — добавляет  потерпевшая Елена Вакула.
Женщина упала в бетонный резервуар, в который в советское время сливали отработанную соляру и масла.
«Оказалось, там метров 10 или 1,5 и этот бункер — все заполнено этой водой», — говорит потерпевшая Елена Вакула.
Из-под земли Елена часами звала на помощь. И только около трех ночи ее услышали.
«Слышу крик «Помогите». Думал, послышалось, потом постоял на крыльце — опять «Помогите». Уже тише. Сел в машину, приехал сюда, опять уже слышу четче голос. Стал кричать в ответ», — рассказывает Александр Дубровский, дежурный инспектор, лейтенант милиции.
Александр побежал на крик, и был поражен увиденным.

«Подхожу, смотрю, кто-то в яме сидит – ну, я не думал, что она настолько глубокая и еще с такими веществами», — говорит Александр Дубровский, дежурный инспектор, лейтенант милиции.
Чтобы как-то дотянуться к женщине, человек вернулся к машине — там у него как раз лежали новые пояса безопасности. С помощью которых он собирался вытянуть женщину. Но у Елены сил выбраться уже не было. Да и промокшая одежда в мазуте добавляла лишние несколько десятков килограммов.
«Я ей сказал, чтобы она привязала ремень к руке или обвязалась, и второй конец я привязал вот сюда к дереву, второй конец ремня. Дабы если она потеряет сознание — она останется выше уровня воды, и она не утонет. Тем временем быстро сбегал домой, принес лестницу, стал подавать лестницу в эту яму. Лестница оказалась короткая — 3 метра не хватило, и она полностью ушла под воду», — рассказал Александр Дубровский, дежурный инспектор, лейтенант милиции.
Поняв, что самостоятельно женщину не спасти, Александр позвонил по телефону пожарникам.   
Они и достали Елену с помощью пожарной лестницы. Женщина, после 6-ти часов нефтяного плена, была в сознании. У нее 2 сломанных ребра, воспаления внутренних органов и радость, что живая.
«Очень я благодарна Александру Николаевичу Дубровскому. Это мой ангел-хранитель и плюс еще крестный отец. Второй день рождения, можно сказать, потому что была грань между смертью и жизнью», — благодарит потерпевшая Елена Вакула.
«Я не считаю это подвигом там каким-то. Мне говорят «Человека спас», объявили благодарность. Главно, что человек жив-здоров: ходит ногами, думает головой. Все нормально», — ответил  Александр Дубровский, дежурный инспектор, лейтенант милиции.
Елена написала заявление в прокуратуру, чтобы наказать того, из-за халатности которого провалилась. Впрочем, того, кто должен был бы следить за ямой, пока не установили.