PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
В столице продают квартиры вместе с пенсионерами | Вікна-Новини
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

В столице продают квартиры вместе с пенсионерами

Вікна-Новини

Вікна 18:00

На рынке недвижимости — масса дешевых квартир. В Киеве можно найти вариант даже за 9 тысяч долларов. Но есть одно условие: квартиру продают вместе с пенсионером. Он теряет право на квартиру, но его нельзя из нее выставить. Нужно дождаться смерти.
Валерий никогда не жил один, а зараза арендует комнату с другом. Спят в одной постели. И он от того общежития устал.    
Купить свою квартиру — почти невозможно, безумные цены, бешеные проценты по кредита. Но на днях нашел объявление: 2 комнаты, почти центр, и всего 30 000 долларов. Впрочем, было в объявлении что-то странное.
«Внутри квартиру не показывают. Что странно. Фотографии квартиры нет, только общий план дома», — говорит Валерий.
Он решил встретиться с продавцом. Место встречи — сквер. Говорить в офисе, а еще лучше предлагаемой квартире, продавец не захотела. Сразу сообщила — квартиру продает с бабкой и сыном алкоголиком.
«86 лет бабушка. И с ней живет сын — 60 лет. Никогда не был женат. Цирроз печени», — говорит продавец.
Но это не проблема, успокаивает, что они вскоре умрут — тогда квартира ваша. Продавец работает в фонде социальной помощи пенсионерам.
«Мы сначала просматриваем перспективный он или нет… Чем старше они будут, тем хуже состояние. А чем хуже состояние — вам выгоднее брать квартиру. Здесь подходить инвестору – выгодно, чтоб короче срок был…», — говорит продавец.
Требуем перед началом переговоров показать нам квартиру. Нам учтиво отказывают. Чтобы не травмировать.
«Ну, мы не советуем. Ну что в этой квартире смотреть. Кроме тараканов, грязи, запаха пенсионного. Понимаете. Ничего хорошего нет», — говорит продавец.
Да и бабку те смотрины не порадуют. Лучше поберечь, чтобы до подписания соглашения не умерла.
«Пенсионеры, когда идут на этот договор у них страшный мандраж и страх. Что после подписания договора их выбросят на улицу. Один даже держал канистру с бензином у двери. И не отвечал на телефоны», — рассказывает продавец.
Однако намекают — если бабка будет жить слишком долго, можно процесс ускорить. Снять дом в селе и выселить. А дешевле — сдать в дом для престарелых.   
Валерий возвращается к соседу в общежитие. Есть время поразмышлять. Чтобы лучше думалось, ему дали агитационный ролик об опрятных красивых квартирах и веселых бабушках. Это рекламный ролик фирмы, которая продает квартиры полуживых бабушек. Обеспеченная старость, заботливая молодежь. Пока Валерий это смотрит, мы едем с соглашением, которое нам дали риэлторы, к юристу.

«Человек, заключивший такой договор, в любом случае желает смерти бабушке», — говорит юрист.
Вывод — это афера. У покупателя никаких гарантий. Как только появятся родственники пенсионера, они отсудят квартиру. Впрочем, пенсионер может то и сам сделать.   
«Вікна» решили съездить посмотреть на квартиру, но оказалось, что такого дома вообще нет. Валерий окончательно определился — на такие объявления больше не реагировать.