PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InZpa25hLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

На Житомирщине идет война за 2-летнюю девочку

Вікна-Новини

Вікна 18:00

На Житомирщине родственники не могут поделить 2-летнюю девочку. Ее мама умерла. Поэтому малышку решил забрать к себе папа, с которым мама жила в гражданском браке.   
Молодой мужчина в суде доказал свое отцовство, но бабушка не хочет отдавать ему внучку. Женщина убеждает, бывший сожитель дочки не способен воспитать ребенка. А парень обвиняет бабушку и дедушку в денежном интересе.
2-летняя Алена вовсе не помнит свою маму Елену. 22-летняя женщина умерла в прошлом году, отравившись грибами. Степан — отец девочки, жил с Еленой в гражданском браке. Говорит, жили с женой мирно, не ссорились и даже ждали второго ребенка. Но после смерти женщины ее родители забрали маленькую Алену. Степан многократно пытался увидеться с дочкой, но бабушка девочки не пускает его на порог. Говорит, мужчина не путевый, к тому же из-за физических изъянов не в состоянии заботиться о ребенке.
«Він не має власного житла, випивав. Травився таблетками. Після смерті донки, мої доньки ходили йому допомагали: носили воду з криниці, носили їсти. Допомагали все», — рассказывает бабушка девочки Галина Гончарук.
Степан возмущается, говорит, невзирая на инвалидность справляется. До смерти жены сам содержал семью. На нем и теперь все хозяйство. Он и со скотом хозяйничает, и дрова рубит. Нет хлопот и с деньгами. Мужчина подрабатывает в лесничестве и получает пенсию в 2,5 тысячи гривен.

«Чому я не можу піклуватися про доньку? Я ходить — ходжу, їздить – їжджу. Чому кажуть, що я бомж, безхатченко. Є хата, є все, що побажає донька. Просто пройде кілька місяців і вона буде мене називати дядько і все», — говорит отец девочки Степан Леник.
В настоящее время Степан проживает с другой женщиной. Вскоре она родит ему ребенка. Новая жена попытки мужа вернуть дочку поддерживает и готова принять ее в свой дом.

«Для нас вона буде рідною дитиною. Для мене буде рідною дитиною. І не буде, що моя не моя», — отвечает жена Степана Олеся Зинченко.
В настоящее время спор за ребенка перешел в суд. Степан уже доказал Фемиде, что является биологическим отцом Алены. Отцовство мужчине пришлось подтверждать экспертизой ДНК, потому что жена оформила ребенка, как мать-одиночка. Так рассчитывали получить больше денег от государства. В райсуде факт отцовства подтвердили. Бабушка девочки подала апелляцию и проиграла. Но ребенка так и не отдала. Наняла адвоката, который пытается доказать, что Алене лучше жить с дедушкой и бабушкой.
То, что девочка должна жить с отцом, уверены в районной службе по делам детей. Говорят, в этой истории закон на стороне отца. Украинское законодательство предоставляет преимущество кровным родителям перед другими родственниками.  
Между тем суд должен учесть и возможные меркантильные намерения сторон. «Вікна» выяснили, если опеку над ребенком получит бабушка – государство ежемесячно будет выплачивать ей почти 2,5 тысячи гривен. В другом случае – помощь получит отец ребенка, правда, ее сумма намного меньше.